В ”лучшие времена” тут проживали несколько десятков человек.


По словам специалиста по связям с общественностью Муниципальной полиции Меэли Хунт, они в курсе основных мест обитания асоциалов и проводят в заброшенных зданиях проверки.

”Мы стали более настойчиво требовать от владельцев недвижимости, чтобы они лучше заботились о местах входа в принадлежащие им строения и участки”, — сказала она.

”Поскольку бездомные в большинстве своем привыкли к свободе, то в социальные ночлежки они идти не хотят. И если они хотят свободы и независимости и им больше некуда идти, то они возводят палаточные городки. В этом году мы ликвидировали как минимум восемь поселений. К сожалению, речь идет об одних и тех же знакомых нам людях. Как и на Лаагна теэ: он возьмет свою палатку и переедет через дорогу. Куда ему еще идти?”

Хунт сказала, что у Муниципальной полиции отсутствуют рычаги силового воздействия, поэтому они могут только посоветовать бездомным обратиться в социальные дома или с соцработнику.

По ее словам, заниматься проблемой необходимо на государственном уровне: вести эффективную предупредительную деятельность, составить действующий план по работе с бездомными. ”Необходимо вмешательство на государственно уровне, чтобы оставшимся без жилья человеком начали заниматься сразу же, как только он попал в безвыходную ситуацию. МуПо вынуждена заниматься последствиями, и это, честно говоря, очень грустно”, — подчеркнула она.