"Смешно было слушать, как разные медиаканалы искали несуществующего человека, который слил, как будто они сами не знают, откуда эти пленки. Крутятся как коты вокруг горячей каши", — отметил Сависаар.

Затем Сависаар принялся подробнее объяснять эпизоды записей:

"Одна история была о том, как я встретился с одним человеком в "номере" Meriton. На самом деле, это был не какой-то "номер", а президентский люкс Meriton, где я за все время обедал или ужинал с десятками людей до Марта Лаара. Только я не понял, что в этой записи было коррупционного, хотя какой-нибудь читатель Postimees, конечно, мог ею насладиться?

Вторая история была о встрече со строительным предпринимателем Айваром Туульбергом. Только там и днем с огнем не найдешь ни одного факта о передаче мне денег от кого-либо. Там только заветные желания следователей и прокуроров. Судья, к счастью, исходит из доказательств и их реального содержания. Если бы было хоть какое-нибудь доказательство преступности Туульберга или моей, то вы действительно верите, что его бы не показали? Записана и встреча с Виллу Рейльяном, где последний будто бы предложил "взятку". Если вы прочитаете протокол до конца, то увидите мой вежливый отказ от любых предложений и "благодарностей".

Речь идет и о моей поездке с Сирет Котка в Испанию, которую, как утверждается, оплатил Александр Кофкин. Но уже в сентябре прошлого года Eesti Päevaleht напечатал документы о том, что на самом деле за поездку заплатила сама Сирет Котка.

Теперь еще остается спросить, почему я обрадовался этой публикации? Ну, разумеется, эта "радость" была журналистским преувеличением. Но это также доказывает, как мало у прокуроров серьезных доказательств, с которыми выходить. Мораль: не ходите ловить журавлей с топором!

Надо бы посчитать, сколько рекламных денег выиграли Postimees и его бизнес-партнеры с этой истории? Коррупционным следовало бы считать сотрудничество Postimees с тайной полицией.

Почему эта история появилась именно теперь? До суда еще есть время. Вдруг у людей забудется? Я обратил внимание, что на основании какого-то опроса я опять отнесен к числу самых влиятельных политиков. Опять идет снижение рейтинга?"