Несколько лет назад Евгения развелась с мужем, который прекратил помогать им с дочерью и стал применять насилие. После развода мужчина алиментов не платил, а затем решил, что совместно нажитое имущество — двухкомнатную квартиру на улице Юмера в Таллинне — необходимо продать, а полученные деньги разделить.

Несмотря на несогласие Евгении, назначенный ей в порядке государственной помощи адвокат без ее ведома заключил с адвокатом бывшего мужа компромисс, согласно которому, вырученные от продажи квартиры деньги будут поделены поровну между бывшими супругами.

Евгения подала жалобу в адвокатуру, так как в этом случае ребенок с особыми потребностями останется без жилья. Тем не менее, в сентябре квартира была продана, а с отцовской доли сняли несколько тысяч евро в счет долга по алиментам.

”Мы его не интересуем”, — говорит о бывшем муже Евгения, вынужденная одна растить дочь с тяжелой степенью инвалидности. Ксения является инвалидом детства со 100% нетрудоспособностью. По развитию она находится на уровне 4-5-летнего ребенка.

Sügava vaimse ja füüsilise puudega Ksenjale mõjus kodust ilmajäämine väga raskelt.

Foto: Madis Veltman

Поскольку оставлять Ксению одну нельзя, Евгения не может нормально ходить на работу. Ее пособие по уходу за инвалидом составляет 25,6 евро в месяц, к этому прибавляется еще около 300 евро пенсии дочери. Такой маленький доход заставил женщину влезть в долги, так что часть дохода от продажи квартиры пошла на погашение задолженностей перед знакомыми. По этой причине оставшихся денег не хватит на приобретение и содержание нового жилья.

Несмотря на болезнь дочери, женщина бралась за любую работу, которую только возможно выполнять в такой ситуации: убирала по ночам вагоны, занималась ремонтными работами, работала уборщицей.

После получения решения о продаже квартиры Евгения подала ходатайство о получении городского жилья. С начала марта она стоит в очереди на муниципальное жилье, но пока безрезультатно.

21 октября — срок, когда женщина должна была освободить квартиру для нового владельца — приближалось, а на горизонте не было ни одного решения. Евгения писала как чиновникам управы Ласнамяэ, так и лично Марии Юферевой. А в ответ — тишина.

asjad

Foto: Madis Veltman

10 октября Евгении предложили требующую ремонта муниципальную квартиру на Викерлазе, 15. Женщина была согласна отремонтировать ее за свой счет, однако через какое-то время выяснилось, что это жилье она все-таки не получит.

Евгении предложили ознакомиться с социальным домом на Туулемаа в Пыхья-Таллинне, однако уже во время первого посещения выяснилось, что Ксении там не нравится и она выходит из себя. Кроме того, в выделенной им комнате отсутствовали возможности для мытья, приготовления пищи и туалет, также с собой нельзя было брать свои вещи.

Евгения изложила эти аргументы в письменном виде и спросила, сколько может продолжаться такая временна мера, однако ответа не получила. ”По этой причине мне очень трудно найти жилье для съема в частном секторе, ведь я не знаю, на сколь долгий период мне надо его снимать. Я не могу скитаться по съемным квартирам с дочерью, так как это опасно для ее психического состояния. Я не должна объяснять это высокообразованным и компетентным членам комиссии”, — говорит женщина, которая боится, что если их однажды уже определят в центр на Туулемаа, то им придется остаться там навсегда.