Таранд вспоминает, как, будучи кандидатом в президенты в 2011 году, спросил у президента Ильвеса, намерен ли тот вернуть в госказну инвестиции, выделенные государством на развитие хутора Эрма.

”Государство не инвестировало в хутор Эрма” — ответил тогда Ильвес.
На это Таранд заметил, что был бы более хорошим президентом, чем Ильвес, так как у него нет недвижимости. ”Отец не разрешил бы мне инвестировать в его хутор государственные средства”, — пошутил тогда Таранд, сорвав бурные овации зрителей.

Ильвес ответил: ”Государство туда ничего не инвестировало. Когда я перестану быть президентом, оттуда уберут все охранные устройства — единственное, что там установлено за счет государства”.

Кроме того, Таранд приводит воспоминание о своем визите во фракцию Социал-демократической партии в том же 2011, когда он сказал соцдемам: ”Я даю вам возможность встать на строну новшеств и перемен. Для этого надо проголосовать за меня, а не за Ильвеса. Никто ведь не хочет через пять лет оказаться в ситуации, когда вам, социал-демократам, придется отвечать на неприятный вопрос: ”почему вы поддержали главу государства с корруптивными наклонностями в ситуации, когда можно было сделать намного более хороший выбор?””.

”Я вспомнил эти эпизоды, когда со страхом читал чистосердечное объяснение Тоомаса Хендрика Ильвеса о получении от EAS подарка размером в 170 000 евро. Ну разумеется, находившийся на нашем иждивении президент, еще до прошлой недели не знал ни цента о махинациях и сделках, а также о решении EAS о выдаче пособия OÜ Ermamaa”, — пишет Таранд.

”Эти грязные сделки были c особой подлостью заключены за спиной президента двумя ”хитрыми женщинами” — Марией Алайыэ и Эвелин Ильвес. Пусть им будет стыдно, так как их необдуманные и своевольные действия поставили под удар не только личный имидж бывшего президента, но и всю деятельность Эстонского Государства в целом”.

”ТХИ был просто 24/7 занят представлением эстонкой музыки на международной арене и раздуванием имиджа Эстонии как ИТ-государства, поэтому, естественно, ничего не знал о хуторе своих прародителей и двоюродных дедов и о том, что там происходит”, — продолжает политик.

”Удивительно, что ТХ Ильвес удосужился вернуть аж целых 10%, так как на самом деле эти деньги тоже принадлежат ему”.

”Почему я это пишу? Да потому что узнаю доброго старого эстонского социал-демократа, который разделяет права женщин и метод молнии. Другими словами — ”если это возможно, брось женщину под танк!”. Любовь женщин к блестящим вещам и государственным денежным потокам намного сильнее, чем любовь романтичных и идеалистично-интеллектуальных любителей музыки мужского пола. На правда ли?”