Интересное совпадение: в 2012 году на канали ЭТВ вышел остросюжетный сериал ”Дом в горах” (Alpimaja), в котором была женщина-президент, и ее звали Керсти. Керсти Кальюлайд смеется, что не знакома с режиссером сериала, и уж точно не могла тогда рассказать ему о своих намерениях.

Зато в начала года в интервью Eesti Päevaleht Кальюлайд сказала следующее: ”Иногда меня приглашают провести речь о планировании карьеры. Но я не могу. Могу лишь сказать, что если жизнь предоставляет вам какой-либо шанс, то не стоит бояться”. Не боится Кальюлайд и сейчас, когда ей выпал такой серьезный шанс — стать новым президентом Эстонии.

Вас приглашали участвовать в президентских выборах еще весной. Тогда вы остались в стороне. Что теперь изменилось?

В то время я не считала возможным получить большую поддержку.

А теперь легче и нет конкуренции?

Я бы не хотела так говорить, сейчас сложная ситуация, и кто-то должен идти вперед.

Критики сравнили выборы с одним кандидатом с выборами времен СССР.

Сейчас я не успеваю ответить всем критикам. Но мудрость и предостережения из этих утверждений я запомню. Могу лишь пообещать, что основной проблемой — что народ Эстонии меня не знает — я вскоре начну заниматься. Очень скоро меня можно будет увидеть вдалеке от Таллинна, и довольно часто.

Уже появились первые статьи о вашей недвижимости и долях в бизнесе. Вы готовы распрощаться с частной жизнью?

А ничего другого и нет. Есть некоторая недвижимость, цель которой — обеспечить своим детям будущее в Эстонии. Если я как родитель могу показать им возможность того, что они в Эстонии смогут заниматься той работой, которой они хотят, и у них будет хорошая стартовая позиция, то значит, я смогла это сделать. Именно поэтому у меня есть недвижимость.

Kersti Kaljulaid Riigikogus
Foto: Madis Veltman

Еще на прошлой неделе я вернулась в Эстонию, зная, что меня здесь ничего не ждет кроме общественной деятельности, то есть определенных заданий в Совете Тартуского университета и совете мониторинга. За эти 12 лет в Люксембурге я многому научилась, и теперь у меня есть возможность внести свой вклад в развитие эстонского общества.

Раньше вы критически относились к Партии реформ. Если они снова выиграют следующие выборы, то вы как президент предложите им сформировать правительство?

Я уверена, что благодаря своей журналистской деятельности, я критически относилась ко всем партиям поочередно, и уж точно не только к Партии реформ. То, какие взгляды имеет партия, или насколько мои взгляды пересекаются с их взглядами, не должно влиять на интерпретацию результатов выборов.

Ваше политическое прошлое связано с "Исамаалийтом". Современная инкарнация "Исамаалийта" — IRL — правительственная партия, которая допускает дискриминацию меньшинств и продолжает борьбу за требование компенсаций за оккупацию от России. Совпадает ли ваше мировоззрение со взглядами IRL?

Мое мировоззрение наиболее четко описывает то, что говорила о консерватизме. Это и есть то мировоззрение, которое я разделяю. Очевидно, что это более либеральный консерватизм. У меня в определенной степени совпадают взгляды со всеми партиями. С некоторыми больше, с некоторыми меньше. Ни с одной партией не совпадают на 100%. Этого и не может быть, свои взгляды ни у одного человека полностью не совпадают со взглядами своей партии.

Foto: Karin Kaljuläte

Рассмотрим простые примеры. Закон о сожительстве — будучи президентом, требовали бы от Рийгикогу принять прикладные акты или скорее отмены закона?

Нельзя препятствовать счастью людей и забирать уже предоставленные права.

Прием беженцев — считаете ли осторожное поведение Эстонии правильным или же мы должны быть более открытыми для беженцев?

Эстония делает то, что может. У нас ушло немного времени на достижения соглашения о том, что мы можем и чего хотим. Но мы с этим справились. Сейчас и наши партнеры принимают тот факт, что мы делаем то, что можем, и не пытаемся сделать больше.

Что представляет для Эстонии более серьезную проблему — разрыв в оплате труда, структурная безработица или низкие зарплаты?

Разрыв в оплате труда — очень серьезная проблема, как и низкие зарплаты. В быстро меняющейся экономике структурная безработица — это явление, которое, по-видимому, сохранится. В 20 веке считали, что человек выучится одной специальности, и так это и останется. Постепенно появятся поколения, которые станут частью процесса непрерывного обучения, а не структурной безработицы.

Готово ли эстонское общество забыть бремя истории и перестать два раз в год вспоминать депортацию?

Нет.

У русскоязычной общины появилась надежда, что новым президентом станет так сказать свой человек. Как вы собираетесь общаться с русским населением, чтобы не остаться для них чужой?

Два года своей рабочей жизни я провела эстонско-русском обществе: на Ируской электростанции Eesti Energia, на Нарвских электростанциях, в Кохтла-Ярве. Я помню те времена и проблемы. Я уверена, с моим крайне плохим и неуклюжим русским и их неважно каким плохим эстонским мы сможем найти общий язык.

Какой урок вы извлекли из своей жизни и карьеры — работы советником премьер-министра Марта Лаара, должности директора Ируской электростанции, работы в Европейской контрольной палате?

С людьми нужно говорить — работает всегда и везде.