Приобретение всего необходимого для кухни проходило в два этапа: тендер на закупку мебели и оборудования и тендер на закупку более мелких принадлежностей.

Посуда должна быть такой и никакой другой

Музей выдвинул такие детальные требования к кухонной утвари, что выиграть конкурс изначально могла только одна фирма. ”Описание данного тендера указывают на конкретного поставщика и производителя. Приведены описания товаров прямо с сайта производителя и фото конкретных товаров. В данном случае участие в тендере возможно только для того предприятия, на товары которого ссылаются”, — говорит представитель фирмы, которая тоже хотела участвовать в конкурсе. Так и случилось: предложение поступило только от AS Dieta, другие просто не смогли выполнить выдвинутые музеем требования.

Руководитель проектов ERM Вильяр Похомов в ответ на критику сказал, что информация о том, что они предпочитают одну фирму другой, неверная, и об этом было сказано остальным возможными участниками конкурса. Ответственный за тендер Эркки Пярт заверил, что можно предлагать и идентичные товары и что все представленные размеры и параметры были приблизительными и иллюстрировали минимальные требования. Исполнительный директор Dieta AS Юрген Юкк сказал, что такие детальные описания для тендеров — обычное дело, и что это естественно, что некоторые фирмы не могут выполнить условия.

Кухня за полмиллиона

В первом тендере участвовали четыре крупнейших производителя кухонь. По словам руководителя по связям с общественностью организатор тендера Riigi Kinnisvara AS Мадиса Идунурма, сумма предложений колебалась в промежутке 300 000 — 500 000 евро.

По данным Eesti Päevaleht, требования к тендеру мог составить один из работников Dieta AS, которая тоже участвовала в конкурсе. Да, фирма тендер не выиграла, но оспорила его результаты. По мнению специалистов предприятия, за предложенную победителем сумму невозможно выполнить все выдвинутые в тендере требования.

Также выяснилось, что многие требования были как будто подстроены под Dieta AS и что описаны параметры именно такого оборудования, которым занимается фирма. ”Ну мы же не можем делать тендер, основываясь на абстрактном видении”, — сказал на это директор музея Тынис Лукас. По его словам, они ищут похожую вещь, а не точно такую же. ”Поставщики сами должны постараться и найти эти вещи на рынке”.

Так как специалистов узкого профиля в стране мало, то часто фирмы помогают составлять тендеры, в которых потом сами и участвуют. В большинстве своем эта система работает по принципу честной игры: обычно, даже описывая свои собственные товары, принято оставлять место для похожих, то есть для конкурентов. В этот раз описания были намного более детальными, и конкуренция стала возможной лишь благодаря гибкости проводившего тендер Riigi Kinnisvara AS.