Зона отчуждения ЧАЭС — запрещенная для свободного доступа территория, подвергшаяся интенсивному загрязнению радионуклидами вследствие аварии. Но как нам удалось выяснить, поток в эту не совсем все же закрытую зону не иссякает.

Это путешествие не столько в расстоянии, сколько во времени

Максим, насколько сейчас велик интерес к истории трагедии и к Зоне в целом?

Интерес велик, и с каждым годом приезжает все больше и больше людей. Единственное вот только в связи с событиями в 2014 году был некоторый спад: люди просто боялись ехать в страну. Также сыграли свою роль и боевые действия на востоке Украины. Но потом постепенно люди стали вновь приезжать, делиться информацией в Facebook и других соцсетях. Люди поняли, что в Киев, в Чернобыль ехать безопасно и стали вновь приезжать. В этом году у нас довольно много посетителей.

Это связано с 30-летием аварии на ЧАЭС?

В связи с 30-летием люди едут в основном ввиду профессиональной деятельности, например, журналисты. А просто туристы вряд ли как-то связаны с 30-летием.

А почему растет интерес? Время проходит, казалось бы, должно все потихоньку забываться… Или наоборот, потому что в Зоне становится более безопасно в плане радиации?

Тут две причины. Первая, эта как раз понижение с течением времени уровня радиации; вторая же причина — становится больше информации. То есть когда я раньше работал с посетителями — ”-надцать” лет назад — люди приезжали в Зону, и они не знали, чего ожидать. Не было тогда в интернете такого объема информации. Посетители, например, ожидали, что ЧАЭС находится прямо в центре Чернобыля, и не знали, что там расстояние в 15 км. Также туристы ожидали увидеть выжженную землю, думали, что там чуть ли не в скафандре нужно находиться. Сейчас же люди в общем-то знают, чего ждать. Самая большая категория посетителей — это те, кто приезжает сюда посмотреть как саму ЧАЭС, так и то, какая же была жизнь в Советском Союзе.

То есть замершее время…

Да. Возвращаются на 30 лет назад. Это путешествие не столько в расстоянии, сколько во времени.

Путь в Зону
Foto: Andres Putting, Ekspress Meedia

Какие существуют стереотипы насчет Чернобыля и Припяти? Из серии ”там водятся лошади с тремя головами”. И насколько они обоснованы? Стереотипы ведь появились не на пустом месте…

Про мутантов — это стандартный вопрос. Фактически в каждой группе найдется человек, который спросит про животных с двумя головами. Ничего такого сверхъестественного в Зоне не наблюдается! Там проводятся различные исследования, и их результаты показывают, что таких явных видимых мутаций нет.

А какие еще байки ходят в народе относительно этих мест?

(смеется) Зомби в Зоне отчуждения!

Насколько сейчас заселен сам город Чернобыль? Там живут только работники станции и те, кто связан с поддержанием Зоны отчуждения?

Официальный статус города Чернобыль — нежилой. Сейчас он является административным центром Зоны отчуждения, где находится администрация Зоны отчуждения и офисы компаний, обслуживающих ее. То есть там временно проживает персонал. Постоянно там люди не живут. Обычный график работы здесь — четыре через три: с понедельника по четверг — рабочие дни, с пятницы по воскресенье — выходные. В это время работники проживают в бывших квартирных домах, которые переоборудованы под общежития. Некоторые работают и по графику 15/15. Вахтовым методом в основном работают пожарные, милиция, охрана.

В Администрации Зоны отчуждения и обязательного отселения работают чуть более 3 000 человек. На самой станции работают около 5 000 человек: работники, ответственные за вывод станции из эксплуатации и постройку нового саркофага. То есть в общем — около 8 000 человек.

А есть ли доплата за вредность?

Есть какая-то система доплат. Но сейчас нет такого, что водитель в Зоне отчуждения получает больше, чем водитель в банке. Теперь нет той системы, что была при союзе: водитель первого класса, второго… Человеку предлагают сумму, и он или соглашается работать, или нет. Нельзя сказать, что в Зоне большая зарплата. Конечно, она несколько выше, чем в окружающих селах, но по киевским меркам нельзя сказать, что она большая — ниже средней по Киеву.

Прогулка по Зоне
Foto: Andres Putting, Ekspress Meedia

До сих пор идут разные споры: был ли тогда — 26 апреля 1986 года — взрыв. Или это был не взрыв, а просто мощный и резкий выброс вещества?

Конечно, взрыв был. Но это был взрыв не ядерный, а тепловой. В результате разгона реактора внутри образовалось избыточное давление, которое его и разорвало. Это можно представить как взрыв парового котла, только с выбросом радиоактивных веществ.

Какие вообще острые проблемы существуют в Зоне отчуждения?

Конечно, есть проблемы с зарплатами. Если говорить непосредственно о работах, проводимых здесь, то сейчас строится новый саркофаг для реактора номер 4. И вывозится очень много радиоактивных отходов, образовавшихся при подготовке площадки. Нужно строить могильник. То есть одна из проблем — строительство и эксплуатация мест для захоронения радиоактивных отходов.

Другая проблема — вывод станции из эксплуатации. В данный момент ЧАЭС не производит электроэнергию. Но станция — это не тот объект, на который можно просто повесить замок, закрыть и забыть про нее. Там находится ядерный материал, поэтому для того, чтобы станцию закрыть, необходимо произвести комплекс работ по ее выводу из эксплуатации, а он предусматривает: выемку ядерного топлива из реактора, а также всех радиоактивных материалов, переработку и дезактивацию радиоактивной воды, демонтаж всего радиоактивного.

А куда девать все это?

Для этого и нужны хранилища! Существует и еще одна проблема в Зоне: создание стихийных могильников в 1986 году. Они выглядят как какие-то кучи, и что именно это такое — мы еще не знаем, их никто не документировал. Сейчас же нам предстоит понять: что это за стихийные могильники, насколько они активны, и что с ними делать.

ЧАЭС
Foto: Andres Putting, Ekspress Meedia

И все-таки: какова официальная версия, почему случилась эта трагедия? Еще один извечный вопрос: ”Кто виноват?”

Тут две причины: человеческий фактор и несовершенное устройство реактора. То есть он был спроектирован так, что в некоторых режимах становился нестабильным и плохо управляемым. И когда авария произошла — реактор как раз находился в таком режиме: работал долгое время на малой мощности.

Человеческий же фактор заключался в том, что люди, работавшие в ту смену, были поставлены в такие условия, что они были вынуждены провести тест реактора, несмотря на свои опасения и предположения о неправильности подобных действий. В регламенте ничего не было написано, что в данном режиме реактор нестабилен. И эти люди — тот же Анатолий Степанович Дятлов, ответственный за этот тест — не имели юридического основания для отказа от проведения тестирования. Не на что было опереться! А если просто отказаться — это означало бы срыв программы испытаний. Управлявшие реактором инженеры пытались вмешаться в ситуацию, но, к сожалению, видимо, не было к ним доверия… Но мое личное мнение относительно причины и следствия: недостаточно надежный проект.

При отсутствии человека природа начинает полностью вступать в свои права. Говорят, в Зоне вольно разгуливают животные, растут грибы-ягоды, широко раскинулись кусты и деревья…

Да. Мы наблюдаем восстановление экосистем, которые существовали там до 1930-х годов: до тех пор, пока человек не стал осваивать эту территорию, не стал строить там дренажные каналы, активно вырубать леса под сельскохозяйственные угодья. Мы наблюдаем, например, возврат тех деревьев, которые там росли до этого. Происходит заболачивание местности. Природа восстанавливается. В лесах-полях свободно бегают лошади Пржвальского, типичные для этих мест.

Смотрите видеоинтервью Delfi с Максимом Крыгиным: что ему нравится в своей работе и что его мотивирует? Зачем люди посещают Зону?


Авария на ЧАЭС
26 апреля 1986 года на атомной электростанции имени В.И. Ленина произошел взрыв на энергоблоке №4, который полностью разрушил реактор, и это привело к тому, что выброшенные в атмосферу продукты деления ядерного топлива обусловили радиоактивное загрязнение не только вблизи АЭС в границах Украины, России и Белоруссии, но и за тысячи километров от места утечки.
Сразу после катастрофы погиб 31 человек, а 600 тысяч ликвидаторов, принимавших участие в тушении пожаров и расчистке, получили высокие дозы радиации. Радиоактивному облучению подверглись почти 8,4 млн жителей Белоруссии, Украины и России, из них было переселено почти 404 тысячи человек.
Зона отчуждения
По словам нашего гида Максима Крыгина, в данный момент примерно около семи делегаций посещают Зону в среднем в будний день. На выходных может быть и больше десяти групп.

Что категорически запрещено делать в Зоне?

”Вы приезжаете в радиационно загрязненную зону. Это значит, что элементы окружающей среды содержат радионуклиды. (Радионуклид — это атом, имеющий нестабильное ядро, склонное к самовольной трансформации (радиоактивный распад), сопровождающейся ионизирующим излучением — прим. авт.). Основные ограничения из-за этого: не рекомендуется никуда садиться, ложиться, класть вещи на поверхность, даже на дорогу. Например, ехала машина со станции и везла радиоактивный мусор на захоронение, и случайно что-то выпало…”

Можно ли в Зоне есть и пить?

”Принимать пишу в Зоне отчуждения разрешается только в специально предназначенных для этого местах — в столовых, и только после гигиенической процедуры — мытья рук. Пищу на открытом воздухе в Зоне отчуждения принимать не рекомендуется: во-первых, никто не может гарантировать, что ваши руки достаточно чисты для этого, а во-вторых, никто не знает, что может туда залететь”.

А курить?

”Некоторые из радионуклидов не выводятся из организма. Стронций, например, накапливается в костях. Ограничение на курение связано с тем, что вы берете сигарету пальцами и прикасаетесь ими ко рту. Еще одна из причин, почему тут курить нельзя — пожарная безопасность. Летом прошлого года было очень много пожаров”.