В рамках гражданского судопроизводства окружной суд решил, что как Рооде и Пентус-Розиманнус, так и Розиманнус ответственны за вывод имущества из фирмы.

”Очевидец рассказал банкротному управляющему и следователю, что примерно спустя неделю после визита Рооде в фирму Вяйно Пентус стал странно себя вести: шатался, упал со стула — находящимся рядом это показалось симуляцией”, — рассказал Ярвекюльг.

Против воли Пентуса в контору вызвали скорую; медики не обнаружили, чтобы с Пентусом что-то было не так.

19 апреля 2010 года Пентус попал в больницу. Третий очевидец сообщил, что несколько дней спустя ”связался Райн Розиманнус и сказал, мол, скоро увидишь, что будет происходить”. После этого начались сделки, в ходе которых фирма и осталась без имущества.

Напомним, что адвокат Пентуса в декабре ходатайствовал о психиатрической экспертизе для своего подзащитного, чтобы признать его невменяемым. На проведенном в декабре заседании Пентус и Рооде отказались от дачи показаний.

В Харьюском уездном суде назначили новое заседание на 10 марта.

Вяйно Пентус с 28 июля 2008 года был единственным владельцем и членом правления OÜ Autorollo, а в апреле 2010 года единственным владельцем и руководителем предприятия стал Сийм Рооде.

Согласно обвинению, на момент смены владельца экономическое положение фирмы было очень плохим, и Рооде вместе с Пентусом организовал вывод имущества из фирмы, чтобы избежать продажи имущества кредиторам для покрытия требований и освободить Пентуса от личного поручительства по долгам. В первую очередь, эти сделки касались четырех грузовиков и 11 прицепов.

Всего фирма Autorollo потеряла право собственности на имущество стоимостью минимум 2,36 млн крон, но освободилось от обязательств лишь на 0,88 млн крон. Таким образом, Пентус и Рооде причинили фирме ущерб в размере примерно 1,5 млн крон — 94 000 евро.

Кроме того, согласно обвинению, Рооде и Пентус использовали для ведения бухгалтерии фирмы поддельные договоры о кредите, чтобы создать видимость покрытия недостачи в кассе и освободить Пентуса от возможных требований в рамках гражданского иска.