Купце попала в поле зрения эстонской и латвийской общественности несколько месяцев назад, когда стала явной ее связь с Ильвесом. С того момента жизнь возлюбленной президента окутана тайной.

Купце крайне осторожна. Ее единственное интервью было опубликовано в Eesti Päevaleht. Иеву расспросил ее знакомый журналист.

Новая любовь президента десять лет работала в Министерстве обороны Латвии. Она активно трудилась во имя принятия стран Балтии в НАТО.

На сайте Еврокомиссии скромно отмечено, что Купце прошла “программу” в институте Джона Хопкинса в Вашингтоне. В этом крайне престижном учебном заведении Eesti Ekspress подтвердили, что латышка действительно окончила там магистратуру в 2012 году.

На имейлы Купце не отвечает. И по телефону с ней также связаться не удалось. В Министерстве обороны Латвии сказали, что вопросы личной жизни Купце комментирует канцелярия президента Эстонии.

Экс-советник сообщила о втором ребенке

В первых статьях о Купце в эстонских СМИ о ней писали как об одинокой матери одного ребенка. Отец 13-летнего мальчика — Иварс Пундурс (49), посол Латвии в Греции.
Только когда Ильвес сообщил о помолвке с Купце, выяснилось, что у женщины есть и второй ребенок.

На это указала бывший советник президента ЭР Ийви-Анна Массо. “Почему-то не упомянули второго ребенка, родившегося в прошлом году”, — написала Массо в блоге. Также она добавила, что Купце общается с Ильвесом уже долгие годы. (Затем Купце подтвердила в интервью Eesti Päevaleht, что она знает Ильвеса уже примерно 20 лет. Искра между ними проскочила, по ее словам, лишь этим летом).

Днем позже сообщил о наличии второго ребенка и советник президента по связям с общественностью Тоомас Силдам.

Следы ведут в Баку

Силдам тогда поведал Delfi, что помимо сына Иева растит также и “примерно двухлетнюю дочь, чей отец умер от тяжелой болезни”.

Postimees уточнил, что отец девочки — азербайджанец, Купце познакомилась с ним, работая в Баку.

За три недели канцелярия президента эту информацию не опровергла, но и не подтвердила.
Купце действительно работала с 2010 по 2011 год в Азербайджане политическим советником специального представителя.

Там она познакомилась с азербайджанским адвокатом Исаханом Ашуровым, который скончался от рака.

Купце на вопросы по имейлу не ответила. Поэтому Eesti Ekspress отыскал азербайджанскую семью Ашурова.

Кто такой Исахан Ашуров?

В советское время Ашуров работал в милиции. После развала Союза его на полгода посадили, после выхода из тюрьмы он стал бороться за права политзаключенных. Он был адвокатом и активистом. Вдова Ашурова Шахла сказала The Economist, что ее муж посвятил всю свою жизнь борьбе за справедливость и демократию.

Они состояли в браке до его смерти. Поженились в 1981 году. У них четверо детей.
Незадолго до смерти, когда адвокат уже боролся с болезнью, он встретился с Иевой Купце. Латышка пребывала в тот момент в командировке в Азербайджане. Eesti Ekspress связался с сыном адвоката Тахсином Ашуровым (29). Молодой человек окончил учебу в США, работал в НАТО и теперь вернулся на родину. Он сказал, что впервые слышит о втором ребенке Купце. Журналист послал ему выдержки из эстонских СМИ и перевел на английский язык цитату Силдама, в которой он утверждает, что Купце потеряла отца ребенка из-за тяжелой болезни.

Может ли Ашуров быть в таком случае сводным братом ребенка Купце? Молодой человек растерян. “Этого не может быть!” — заверил он. Ашуров попросил дать ему время, чтобы посоветоваться с семьей.

Встреча в Вашингтоне

Ашуров умер от рака кишечника. Если болезнь обнаружить своевременно, она поддается лечению. На лечение юриста пожертвования собирало даже международное НКО Lawyers for Lawyers.

Врачи советовали Ашурову отправиться на восстановительное лечение в клинику при университете Джорджтауна в Вашингтоне. “Это лечение очень дорогое, и у Ашурова нет медицинской страховки. Если он не сможет продолжать свою крайне важную работу, это станет большой потерей для демократии Азербайджана”, — сообщило НКО.

И Ашуров отправился в Америку на лечение. Примерно в это же время на учебу в Вашингтон отправилась и Купце.

После совещания с семьей Ашуров сообщил, что они знали о любовных отношениях отца и Купце. Они не придавали особого значения последней интрижке умирающего отца. Мужчина был уже слишком болен.

По словам сына, Исахан Ашуров был любящим отцом, для которого семья всегда стояла на первом месте. “Он был очень внимателен к людям и обществу”, — сказал сын Eesti Ekspress.

Тахсин встретился с Иевой в США, где он сам учился и позже работал.

Биологически невозможно

Семья Ашуровых считает, что отец семейства не может быть отцом ребенка Иевы.
Сын Ашурова не верит, что 57-летний мужчина, находившийся при смерти, мог хотеть ребенка. “Мой отец скончался в июне 2012 года, и в течение нескольких месяцев перед этим был очень слаб. Он сильно сдал. Это просто нелогично”, — считает он.

Кроме того, это противоречит законам биологии. Если дочери Иевы меньше двух лет, как утверждает Силдам, она должна была родиться не позднее конца 2013 года. Ашуров умер в июне 2012 года. В таком случае Купце носила ребенка 18 месяцев.

Отец принимал сильные лекарства

Конечно, есть другие варианты: вплоть до искусственного оплодотворения. В последнем случае Кадриорг действительно может утверждать, что будущая первая леди потеряла отца ребенка из-за тяжелой болезни.

Сохранение спермы стало в США весьма обычной практикой. Особенно распространено это именно среди больных раком. В соединенных штатах отсутствует закон на общегосударственном уровне, который регулирует беременность от уже умершего человека. Каждая клиника отвечает за процедуры и протоколы сама. В том числе и за то, каких документов достаточно для доказательства, что мужчина был согласен с искусственным оплодотворением после его смерти.

Тахсин Ашуров не верит в этот вариант в случае своего отца, хотя в последние месяцы отец принимал очень сильные лекарственные препараты, которые повлияли на его сознание и ясный рассудок. “Я разговаривал с его хирургом и врачом. Я верю, что они бы мне сказали, если бы у моего отца были такие планы”, — сказал Тахсин.

Семья возмущена

Ни Силдам, ни Купце не упоминали Исахана Ашурова в разговорах о детях. Сын адвоката хочет, чтобы канцелярия президента Эстонии заявила, что дочь Иевы Купце не является ребенком его отца. Силдам же этого не делает, ввиду чего азербайджанская семья крайне возмущена.

“Это очень смешно и маловероятно, что мой отец замешан в чем-то подобном”, — сказал Тахсин Ашуров. “Это просто-напросто удобная ложь, чтобы замять что-либо. Я не знаю, что, да это меня и не интересует. Они не должны ввязывать моего отца в это дело. Это аморально во многих отношениях”, — добавил он.

Когда канцелярию президента Эстонии обвиняют в аморальности и вранье, это уже переходит границы частной жизни. Силдам сказал Eesti Ekspress: “Вы ищете не то и не там”.

Если у Купце хватило куража очаровать женатого президента, то у нее могло бы быть побольше смелости, чтобы говорить со своим народом на чистоту. Ведь уже с субботы она будет представлять Эстонию в качестве первой леди.

Комментарий Кадриорга

Тоомас Силдам ответил на вопросы Eesti Ekspress о том, кто же является отцом ребенка Иевы Купце, так: “Вы должны понять, что ищете не то и не там. Также напомню вам пункт 4.9 Кодекса журналистской этики Эстонии: “Материалы, нарушающие неприкосновенность частной жизни человека, публикуются только в том случае, когда интересы общественности перевешивают право человека на приватность”. Данные, касающиеся отца ребенка Иевы Купце, никак не связаны с ее отношениями с президента Ильвесом ни в прошлом, ни в настоящем, ни в будущем. Это — личные данные, таковыми они и останутся”.