"Делаем мы дела лучше или нет, Евросоюз в целом теряет способность действовать в мире, — сказал Ильвес Financial Times. — Это пробный камень для государства или государственного образования. Способно ди оно заниматься проблемами, для который создали общественный договор?".

Отчасти потому, что Ильвес, по его собственным словам, — дитя двух беженцев, он активно высказывает мнения о действиях Европы в деле миграционного кризиса, которые, по его словам, выделяются своей неадекватностью по сравнению с тем, как европейские правительства с помощью США справились с проблемой беженцев в 1945-1950 годах, пишет Financial Times.

Все-таки Ильвес поторопился спасти канцлера Германии Ангелу Меркель из-под огня критики.

"Если я говорю об отсутствии руководства, она одна из немногих людей в европейской политике, которые делают что-то большее, чем просто поднимают палец, чтобы увидеть, откуда дует ветер, — сказал Ильвес. — Она явно пошла на риск в вопросе беженцев. Но зачем у нас избраны политики? Если вести политику только из-за цифр в опросах общественного мнения, априори не получишь руководства".

Ильвес назвал непреклонность Меркель по отношению к России главной причиной, почему он ждет, что Евросоюз в январе продлит экономические санкции против Москвы.

"Недостаточно причин, чтобы оправдать какой-либо новый антифашистский союз с Дядюшкой Джо, — сказал Ильвес, использовав кличку Иосифа Сталина. — Если мы начнем это делать, мы можем получить что-то в ответ. Я не знаю точно, что мы получим".

По словам Ильвеса, Евросоюз должен открыть глаза на реальность, что Россия под властью президента Владимира Путина нарушила все главные европейские соглашения о безопасности от Хельсинкского заключительного акта 1975 года до Парижской хартии 1990 года.

"Мы должны понять, что эпоха после холодной войны закончилась. Мы сейчас где-то в другом месте. Мир, любовь, Вудсток, Кумбайя, урезаем расходы на оборону и наслаждаемся дивидендами мира — все это закончилось", — сказал Ильвес.

Ильвес раскритиковал главные европейские политические партии за "пустую надежду" увеличить свою избирательную базу, позаимствовав язык у выступающих против иммиграции радикальных партий.

"Они боятся, что их избирателей захватят более радикальные силы. Первое — это аргумент "крови и земли" ультраправых. Второе — это история левых "о потере рабочих мест в пользу иммигрантов", — скзал Ильвес. — Конвенциональные партии надеются, что "возможно, если они будут звучать немного похоже на них, они не потеряют голоса".