"Российско-эстонская граница. Пропускной пункт Куничина Гора. До прибытия кортежей — несколько минут. За шлагбаумом начинается нейтральная территория. Последние тридцать метров пути Алексей Дрессен и Эстон Кохвер пройдут пешком. Операция может сорваться в любой момент. На случай непредвиденных ситуаций усилены меры безопасности", — говорит репортер вначале репортажа.

Далее в кадре видны черные седаны, которые подъехали с российской стороны, микроавтобус — с эстонской. Машины блокируют мост. Дрессен и Кохвер — в автомобилях. На переговоры выходят представители каждой из сторон. На лицах улыбка, в руках бумаги — документы, подтверждающие решение об обмене. Рукой проводят условную границу, где будут встречаться.

Еще пара минут — и Кохвер достает из автобуса две огромные сумки — у него с собой все личные вещи. У Дрессена — ничего. Их даже не держат за руки. До центра так и не дошли — остановились чуть ближе к российской стороне. Когда Алексей встречает коллегу, тот даже не успевает пожать ему руку — бросается обнимать.

Когда каждый уже почти на своей стороне, эстонец, улыбаясь, на прощание кивает Дрессену. Алексей в ответ поднимает кулак. У него самого лицо "оттаивает" еще только метров через пять.

"Ощущения очень радостные, — признается Дрессен. — В момент, когда встретились на мосту, появилось полное ощущение — до этого длилось какое-то время и напряжение — что наступило полное освобождение. Произошло это в момент перехода".

"Конечно, я надеялась на помощь, знала, что русские своих не бросают После вынесения обвинительного приговора я наконец смогла выехать в Россию к родственникам. Они меня ждали и очень волновались. Со мной встретились представители российской контрразведки и обещали всячески способствовать тому, чтобы мой муж вышел гораздо раньше срока", — рассказала жена Алексея Виктория Дрессен.

Также первый раз показали кадры видеоматериалов, записанные на скрытую камеру, которая висела на самом Кохвере. Позже российские спецслужбы изъяли запись. В руках у Кохвера — блокнот.