Вопросом о том, что делать с запросами российских СМИ озадачивались многие государственные учреждения Эстонии. Общего ”черного списка” российских телеканалов у ведомств нет, однако все чаще на запросы журналистов из соседней страны отвечают отказом. Если до этого от интервью отказывались окольными путями, то теперь некоторым каналам заявляют прямо в лицо: ”С пропагандистским каналом путинского режима мы не общаемся”.

”В любом случае, при получении просьбы об интервью из России должна загораться красная лампа, поскольку деятельность федеральных СМИ, особенно телевидения, нельзя считать журналистикой и мы не должны содействовать пропаганде российских властей”, — считает советник по коммуникации правительства Хелин Вахер.

По ее словам, каждому ведомству известно о нескольких примерах, когда интервью произвольно монтировалось в угодном российскому режиму ключе. ”И правда, в последнее время министерства получали мало просьб об интервью. Однако это не означает, что они забросили свою работу. Скорее комментарии пытаются получить из других источников, что означает, что сознательность при общении с российскими СМИ по-прежнему следует развивать”, — добавила Вахер.

Жесткую позицию в отношении российских каналов занимает и Департамент полиции безопасности. ”Возможность озвучить свою позицию в репортажах российских государственных каналов равняется нулю. Зато можно быть на сто процентов уверенными, что удастся помочь деятельности, направленной на распространение российского влияния, — заявил руководитель бюро КаПо Андрес Кахар. — Все репортажи делаются для распространения повестки, подходящей для такой деятельности: дискриминация русскоязычного населения, обвинения в нацизме, опорочивание Эстонии и ее маргинализация”.

По мнению Кахара, цель распространения подобных сообщений заключается в препятствовании интеграции русскоязычного населения в эстонское общество, создании трений между этническими группами и конфликтов, а также настраиванию россиян против Эстонии.

По словам пресс-секретаря Министерства обороны Андреса Санга, в мире немного стран, где зарубежным журналистам столь легко получить доступ к членам правительства. ”В то же время мы должны отдавать себе отчет, что путинский режим, для которого пресса является оружием, пытается обернуть нашу открытость против нас. Поэтому, к сожалению, при общении с российскими СМИ нельзя всегда придерживаться правил общения с независимой прессой и зачастую самый разумный вариант — вовсе отказаться от общения”, — пояснил он.

”Министерство обороны твердо решило отказаться от общения с международным рупором пропаганды путинского режима — RT, — добавил представитель Минобороны. — При этом мы предоставляли информацию и организовывали интервью для многих российских бумажных и онлайн-изданий, которые напрямую не зависят от путинского режима”.

Наличие коммуникации с некоторыми российскими СМИ подтвердила и советник правительства Вахер. "Нельзя утверждать, что все российские медиаканалы участвуют в направленной против Эстонии инфовойне”, — указала она.

Пресс-секретарь МИД Эстонии Мари-Лийз Вальтер отметила, что в последнее время сюжеты некоторых российских СМИ об Эстонии стали более острыми и пропагандистскими.

Занимающийся психологической защитой при правительстве Ильмар Рааг подчеркнул, что единственного правильного подхода к общению с российскими СМИ не существует. По его словам, важно понять цель журналиста. Рааг сгруппировал возможные цели российской прессы в три группы. Во-первых, может и не часто, но СМИ могут интересоваться происходящим в Эстонии из доброжелательных побуждений и попыток разобраться в ситуации. Как правило, это касается сферы культуры.

Во-вторых, россияне могут интересоваться событиями в Эстонии в контексте игры на ностальгии по Советскому Союзу. Интервью с Дарьей Саар он отнес к третьей категории — когда СМИ имело четкую целью распространить агрессивную повестку.

”Мы должны быть осведомлены об угрозах, но открытость также важна”, — подытожил Рааг.