При этом СМИ разных стран — причем не только восточно-европейских — пестрят ужасающими историями о том, как из проживающих в Норвегии семей, по большей части иммигрантских, забирают детей, как утверждается, без каких-либо веских причин. Проблема в том, что в основном источниками этих историй являются сами родители и их родственники, к которым на фоне скандала могут подключиться еще и дипломаты тех стран, откуда они родом. Другая же сторона истории — версия службы защиты детей — не звучит по причине того, что норвежская служба защиты детей "Барневарн" связана принципом конфиденциальности и не имеет права разглашать детали дел.

"Барневарн" обычно не комментирует отдельные случаи, а бороться с обрушившейся на нее критикой пытаются с помощью цифр и статистики. В частности, согласно докладу, представленному в Парламентской ассамблее Совета Европы, по сравнению с другими странами-членами СЕ, в Норвегии доля случаев изъятия детей из семей — одна из самых низких.

Узнать реальную ситуацию становится возможным только после решения суда, когда можно ознакомиться с материалами дела. До этого получить комментарий "Барневарн" теоретически возможно только при наличии разрешения родителей, однако даже в таком случае служба может решить, что это не в интересах ребенка.

Полпроцента — это много или мало

Госслужбы Норвегии считают своим методом борьбы с односторонней и искаженной информацией реальные статистические данные.

В частности, в ходе встречи c журналистами в Норвежском директорате по делам детей, молодежи и семьи (Bufdir), чиновники неоднократно подчеркивают, что в сравнении с другими европейскими странами Норвегия входит в число тех, где доля детей, изъятых из семей, низкая. Об этом говорится в докладе ПАСЕ под названием "Социальные службы в Европе: законодательство и практика в сфере изъятия детей из их семей в странах-членах Совета Европы". Исследование было проведено по инициативе главы делегации Федерального Собрания РФ в ПАСЕ Алексея Пушкова, сам доклад подготовила депутат Госдумы РФ Ольга Борзова. 

Согласно документу, доля детей, изъятых из семей, в Норвегии составляет менее 0,5%. Таким образом Норвегия оказывается в ряду стран, где этот показатель минимален. Сюда же относятся Эстония, Грузия, Греция, Андорра, Кипр, Люксембург, Черногория, Сербия и Турция. Латвия относится к странам со средней долей — до 0,8%, в этой же группе Австрия, Хорватия, Испания, Швейцария, Швеция, Канада и Великобритания (частью которой является и Шотландия, где неделю назад из эстонской семьи забрали ребенка — прим. ред.).

В число стран с самым высоким процентом детей, изъятых из семей, входят Россия, Литва, Финляндия, Франция, Германия, Венгрия, Польша и Португалия — до 1,66%.

По данным Bufdir за 2013 год, из проживавших в Норвегии 1 459 029 детей (в возрасте от 0 до 22 лет, так как помощь оказывается до 23 лет — прим. автора), под наблюдением "Барневарн" в течение года находились 53 150. По состоянию на 31 декабря 2013 года под наблюдение "Барневарн" находилось 37 229 детей, 14 077 из них проживали вне семьи  (38%, 0,96% от общего количества детей в стране).

Доля, приведенная в докладе ПАСЕ (менее 0,5%) будто бы не совпадает с цифрами, предоставленными Bufdir (0,96%). Дело в том, что данные директората включают в себя не только тех детей, которых забрали из семьи по распоряжению ведомства, но также и тех, которых родители отдали на воспитание добровольно. Добровольная передача детей на воспитание означает, что родители сами об этом попросили, причины могут быть различные: например, это может быть временным решением в связи с кризисной ситуацией дома, болезнью родителя и т.п.

"Добровольная передача на воспитание по идее не должна продолжаться долго. Родители могут отозвать свое согласие в любой момент. Если же выяснится, что ребенку нужен более постоянный новый дом, то может потребоваться заявление о приказе об опеке (решение об изъятии ребенка из семьи — прим. автора.) над ребенком с целью стабилизации ситуации", - объяснила пресс-секретарь Bufdir Элизабет Ёрвинг.

Подсчет количества детей, проживающих за пределами своего дома, в том числе и в связи с добровольной передачей на воспитание, производится в конце каждого года — тогда определяется, где живет каждый ребенок.

"Количество приказов об опеке может определяться либо по состоянию на 31 декабря, либо в разрезе целого года. В 2013 году 9078 детей проживали под опекой служб по защите детей в какой-либо момент в течение года (17% от тех, кто находился под наблюдением, 0,62% от всех лиц в возрасте от 0 до 22 лет). По состоянию на 31 декабря 2013 года, под опекой служб по защите детей находились 8183 ребенка (0,56% от всех лиц в возрасте от 0 до 22 лет)", — прокомментировала Ёрвинг.

Она отметила, что в докладе, представленном в ПАСЕ, нет приложения с дополнительными данными об исследовании. "По этой причине, к сожалению, мы не можем прокомментировать, каким именно образом данные группировались по Норвегии. Наши собственные цифры, приведенные выше, говорят о чуть более высоком проценте (0,56%)", — завершила Ёрвинг.

Ситуация с эстонскими семьями

Согласно данным Bufdir за 2013 год, среди детей, изъятых из семей, большинство составляют дети норвежцев. Если рассмотреть статистику по иммигрантам, то наибольшее количество детей было изъято из сомалийских семей: из 16 232 детей (в возрасте от 0 до 22 лет) сомалийских семей под наблюдением "Барневарн" находились 1064 ребенка (6,6%), изъяты были 103 ребенка (в возрасте от 0 до 17, так как изымают из семей до этого возраста — прим. автора).

Причем сотрудники директората обращают внимание на то, что доля изъятых несовершеннолетних меньше среди тех детей, которые родились уже в Норвегии: общее число таких детей сомалийцев — 8659, количество изъятых — 50. Существует мнение, что подобные семьи могут быть больше интегрированы в общество.

Эстонских детей и подростков в возрасте 0-22 лет по состоянию на начало 2013 года в Норвегии насчитывалось 923. Из них 38 (4,1%) находились под наблюдением "Барневарн". Есть ли эстонские дети, которых забрали из семей, — сказать невозможно. Дело в том, что статистика ведется по детям, приехавшим из-за рубежа (629), и детям, родившимся в Норвегии (231), — отдельно.

Если детей, изъятых из семей, менее трех, их точное число не называется, чтобы не было возможно установить их личность. Для эстонских семей в обоих случаях говорится, что количество изъятых детей — трое или меньше.

К посольству Эстонии в Норвегии в связи с изъятием детей из эстонских семей никто не обращался. "Это означает, что такие случаи могут иметь место (но не обязательно должны быть), но посольство о них не информировали", — прокомментировало ситуацию диппредставительство ЭР.

По состоянию на 2013 год из стран Балтии больше всего детей в возрасте от 0 до 17 лет было изъято из литовских семей — от 11 до 14 (цифры неточные по указанным выше причинам — прим. автора). Но при этом и количество литовских детей в возрасте до 22 лет в Норвегии было самым высоким — 7367, под наблюдением "Барневарн" находилось 133 ребенка и подростка до 22 лет.

Латвийских детей в Норвегии в общем на указанный момент было 2018, изъято — от 4 до 7, под наблюдением — 58. Статистика по российским детям такова: в общем в Норвегии находился 4421 ребенок, под наблюдением "Барневарн" — 486, изъято из семей — 26 детей.

Как утверждают сотрудники директората, изъятие ребенка должно быть исключительно временной мерой, основной целью является возврат ребенка родителям, а условия для такого вмешательства являются очень строгими.

Поездка журналиста в Норвегию состоялась по приглашению и при поддержке посольства Норвегии в Эстонии.