По словам Париса, небольшая группа стоящих за дверьми журналистов до последнего момента не знает, разрешат ли фотографировать. Присутствие на месте телеканала ”Россия 1” дает надежду. ”Дверь резко открывается. Картина, прямо как из Украины: зеленые человечки! Три конвоира ФСБ в маскировочных костюмах и зеленых масках”, — пишет Кристер Парис на страницах газеты Eesti Päevaleht.

”Через дверной проем видно, как Кохвера помещают в стеклянный бокс. Он кивает конвоирам в знак понимания. Дверь закрывается. Спустя несколько минут дверь снова открывается. Разрешение дано! Журналисты собираются в зале и направляют объективы на стеклянный шкаф, где сидит обвиняемый”, — передает Парис, по словам которого, Кохвер даже пытается улыбаться, видно, что ему нелегко, за спиной бессонная ночь, глаза немного покрасневшие.

По словам адвоката Кохвера Евгения Аксенова, его подзащитный лишь за день до этого прибыл в псковский следственный изолятор номер один. Построенное в 1804 году здание известно как ”тюремная крепость”.

”Это не Москва”, — отмечает Ансенов, добавляя, что Кохвер жаловался на ухудшение условий жизни. По его словам, Лефортово можно считать ”Хилтоном” российской тюремной системы.

Например, в Пскове плохо с питанием, суд не предусматривает кормления арестантов. Если судья в перерыве идет на обед, подсудимый просто ждет продолжения.

Спустя час и двадцать минут после начала заседания из зала суде вышел Аксенов, по словам которого, срок ареста продлили: на следующей неделе начнется настоящий суд, который будет относительно быстрым — заседания будут проходить с утра до вечера.

Максимальный срок, который может ожидать Эстона Кохвера, — 20 лет, минимальный — 10.