Владелец помещения расположенной в Таллинне на улице Кеэвизе мечети Омар Абдуллах Альшатри прибыл в Эстонию, чтобы реорганизовать деятельность в мечети. О мужчине, который родом из Саудовской Аравии, говорится и в ежегоднике КаПо, так как через него общину финансировала исламская организация из Саудовской Аравии "Аль-Вакф Аль-Ислами", ветви которой направляли деньги в Европу на строительство поддерживающих фундаментальный ислам мечетей и школ.

Альшатри бывал здесь и раньше, но этот приезд — это, все-таки, важный знак, считает автор статьи. Если он действительно занимается назначением нового руководителя для общины, это может свидетельствовать о том, что живущие в Эстонии мусульмане не свободны в своей деятельности. По словам связанного с общиной источника, единственным требованием Альшатри при передаче своего здания в распоряжения местных единоверцев было то, чтобы у них не возникало проблем с государственной властью. Однако запутанные финансовые дела, межнациональная напряженность и в довершение всего еще и информация о том, что член общины Абдуррахман Сазанаков якобы отправился в Сирию, где мог примкнуть к террористической организации "Исламское государство", сделали общину объектом повышенного внимания государства.

Накануне по электронной почте разослали сообщение, что главный имам эстонской мусульманской общины Ильдар Мухамедшин больше не руководит деятельностью общины, расположенной в Таллинне на улице Кеэвизе. "Ильдар может быть нашим имамом и, разумеется, братом, но он больше не руководитель", — говорилось в письме.

За изменениями стоит недовольство общины принципами руководства имама, пишет издание. Например, о деятельности организации не могут высказывать свое мнение мусульмане эстонской национальности, которые недавно под руководством Вуллу Мянника создали свое отдельное некоммерческое объединение (MTÜ). Причиной создания отдельной общины была закрытость, непонятная деятельность, скрытность и жульничество управляемой Мухамедшиным общины, сказал Eesti Päevaleht один из мусульман-эстонцев.

По словам противников, Мухамедшин был слишком сосредоточен на членах русской национальности, а также в течение последних лет он не был способен заниматься угрозой радикализации и бороться с исламофобией. Кто вместо Мухамедшина в дальнейшем должен руководить эстонскими мусульманами на административном уровне, еще не известно. Мухамедшин не ответил на отправленные Eesti Päevaleht вопросы и не согласился пообщаться по телефону.

Влияние Альшатри велико

Влияние Альшатри на эстонскую мусульманскую общину велико еще и потому, что оживление эстонской мусульманской общины и увеличение к ней интереса КаПо начинается с создания этой самой мечети, говорится в статье. Местная мусульманская община раньше была очень маленькой и спокойной, а состояла, преимущественно, из давно живущих в Эстонии татар.

Но после обретения местной мечети она быстро разрослась и начала дробиться. Советник отдела по делам религии Министерства внутренних дел Ринго Рингвеэ сказал, что это нужно рассматривать как часть естественной глобализации. "Мы не можем их рассматривать как живущую отдельно от общества группу. Во многих религиях есть ответвления, в этом нет ничего нового, но это серьезный вызов для всей общины", — сказал Рингвеэ.

Довольно подробный обзор развития ислама в Эстонии можно найти в несколько неожиданном источнике — в ежегоднике КаПо. До сих пор опубликованные там сообщения и прогнозы довольно точно соответствовали действительности. Предсказаны событие от первых признаков опасности до начала текущего года, когда газета Eesti Päevaleht написала о первом мусульманине родом из Эстонии Абдуррахмане Сазанакове, который присоединился к джихадистам.

На самом деле, высказывания в поддержку джихада, "Исламского государства", священной войны — или как бы их по-другому не называли — не особенно скрывали. Профили многих местных мусульман в социальных сетях просто кишели ужасающим для обычного человека материалом, пишет EPL. Символы террористических организаций — "Исламского государства" и Аль-Каиды — в качестве главных фотографий профиля — это только "цветочки". При желании человек с более крепкими нервами может посмотреть видео убийств неверующих и прочитать оправдания террористических актов.

После материала о случае Сазанакова публикация радикальных позиций заметно поутихла. Многие посты удалили и с террористическим символами обходятся более осторожно.

Если Сазанаков стал первым формальным террористом, то теперь наступила и новая веха. КаПо арестовала двух друзей Сазанакова — Рамиля Халилова и Романа Манко, которых подозревают в террористической преступной деятельности. Предстоящий процесс может стать прецедентом, так как раньше в помещениях суда не раскрывали Пенитенциарный кодекс на статье, предусматривающей наказание за терроризм.

Молодой прилежный студент

Eesti Ekspress в своей статье описал Халилова как молодого и прилежного студента. Eesti Päevaleht мимоходом общался с Халиловым при подготовке материала о Сазанакове, но после раздумий Халилов не захотел комментировать решения друга.

Действительно, Халилов и Сазанаков — хорошие друзья, даже настолько хорошие, что сражающийся теперь в Сирии Сазанаков когда-то был свидетелем на свадьбе у сидящего теперь в камере предварительного заключения Халилова. Несколько месяцев назад Халилов сказал, что он вообще не знал о присоединении друга к джихадистам.

То же самое подтвердил четыре года живший и учившийся в Эстонии мусульманин Риаз Тайоб. Он охарактеризовал как Халилова, так и Сазанакова как очень щедрых и готовых прийти на помощь людей. По словам Тайоба, важно также различать на юридическом уровне, что является терроризмом, а что — следованием религиозным обычаям. Нужно подчеркнуть: поддерживал ли Халилов терроризм осознанно — теперь должно выяснить следствие.

По данным Eesti Päevalehet, в общине продолжается сбор денег, на этот раз не для Сазанакова, а для помощи семьям находящихся под стражей мужчин. "Они помогают семье, а не террористу", — подчеркнул осведомленный о сборе средств источник газеты.

Если, говоря о Халилове, люди были крайне удивлены тем, что его подозревают в связи с терроризмом, то с Романом Манко другая история. Его публичные высказывания привлекли внимание еще в начале года. "Честно говоря, я уже давно думал о том, когда же его задержат", — признался один пожелавший остаться анонимным мусульманин. Манко — молодой человек, который полностью посвятил свою жизнь исламу и до задержания распространял свои взгляды очень активно.

Например, он постоянно писал посты в состоящей из 72 человек группе в Facebook, где теперь царит тишина. Все точки зрения — интерпретации Корана различными учителями. В большинстве из них нет ничего радикального, но иногда разговор все-таки доходит до слов о том, что неверующих можно победить мечом.

Флаги с черным фоном

О философии открытого форума могут свидетельствовать многие опубликованные там тексты на арабском языке и флаги с черным фоном, которые в качестве символа используют как "Исламское государство", так и Аль-Каида.

Это не единственная группа в Facebook, модератором которой был Манко. Например, он был модератором англоязычной страницы Эстонского исламского центра Turath. С одной стороны, Манко был связан с Эстонским исламским центром, и с другой стороны, у него было много контактов с зарубежными радикалами, пишет газета. Он вместе с товарищами ездил в поездки и заводил новые знакомства, и уже долгое время был в сфере интересов КаПо.


Фото: Facebook

Точно так же с исламским центром был связан Халилов, который даже помогал организовывать мероприятия. Наконец, не обошлось и без Сазанакова, который тоже был частым посетителем мечети. По словам Тайоба, он часто поддерживал порядок в мечети.

Возвращаясь к сообщениям в ежегоднике КаПо: там, например, можно было прочитать, что Сазанаков присоединился к джихадистам и в Эстонии есть еще лица с подобной заинтересованностью.

Небольшая компания

Этих отдельных людей, по словам беседовавших с Eesti Päevaleht, стоит искать среди близких Сазанакова, Халилова и Манко, нисколько не дальше, чем в управляемом Ильдаром Мухамедшиным Эстонском исламском центре.

Знакомый с компанией Сазанакова источник сказал, что распространяющая те же идеи группа друзей состояла из шести-семи русскоязычных молодых людей. Двое из них взяты под стражу, но несколько человек с радикальными идеями перемещаются по Эстонии, смело используют в Facebook символы террористических организаций и посещают мечеть на улице Кеэвизе.

КаПо пристально следит за происходящим в центре. Автомобили названной компании друзей останавливали как при пересечении государственной границы, так и по дороге в мечеть. Можно сказать, что беседы с сотрудниками КаПо для некоторых мусульман, скорее, обычное дело.

Также следят за прибывающими туда представителями зарубежных исламских организаций. Например, в прошлом году полиция сопроводила за пределы страны приехавшего из Дании в Эстонию исламского учителя. Постоянная слежка возмутила мусульман, так как они ощущают, что их свободу вероисповедания могут ограничить.

Беспорядок в руководстве общиной и поиске единой идеологии добавляет напряжения. Ослабление единого руководства и возникновение новых общин таит в себе угрозу появления радикальных религиозных сект, на что указывала и КаПо. Сейчас, по утверждению КаПо, в Эстонии не видно внутренней угрозы терроризма, однако раскол общины и бездействие в борьбе с радикализмом дает все больше пространства и для альтернативных религиозных интерпретаций.