12 мая, вторник

Мы продолжаем заниматься рутиной: меняем позиции, выполняем огневые задачи, которые перед нами ставят. Кого и при каких условиях мы поддерживаем огнем, нам неизвестно. Может быть, мы до сих пор обороняемся, может быть, мы уже наступаем.

С тех позиций, на которых мы были на выходных, мы отодвинулись назад на несколько километров — и вперед больше не двигались, поэтому, скорее всего, мы еще обороняемся.

Сильнее всего нам в последнее время докучает авиация. Погода отошла на второй план. Часто дается команда о том, что нужно укрыться. При воздушной тревоге порядок действий следующий: расчет разбегается подальше от тяжелой техники, от гаубиц, от машин, укрывается в лесу, переворачивается на спину и направляет личное стрелковое оружие в небо. Огонь не открываем до тех пор, пока по нам не открыт огонь. Наши ”Галилы”, автоматы, неэффективны против самолетов. Но у нас есть еще пулеметы МГ-3, они могут быть эффективны против вертолетов, если они не бронированы снизу.

Сегодня прилетело два ”Робинзона” — это вертолеты эстонской армии, которые отыгрывают роль противника. Когда они заходят на цель, включают сирены — это означает, что они открыли огонь. Мы пожелали им доброго утра и открыли ответный огонь. Поскольку они не бронированы снизу и пролетали над головами метрах в 50-ти, им досталось очень круто.

Если бы ситуация была реальной, они бы до нас не долетели, потому что у нас есть соседи. Сейчас рядом расположен Калевский батальон, пехота. Мы их не видели, но знаем, что они есть. Это батальон механизированной пехоты, они передвигаются на БТР Sisu XA-180 и Sisu XA-188, на которых стоит тяжелый пулемет, который легко расправился бы с такими вертолетами. Кроме того, мы знаем, что неподалеку расположены зенитчики, причем, двух родов с зенитными установками ЗУ 23-2, которые в армии называют ”Сергей”. Они впереди нас, что логично. При смене позиций мы видели других зенитчиков с ракетой ”Мистраль” — ракетой земля-воздух, которая сбивает как самолеты, так и вертолеты. Достаточно эффективное современное противовоздушное средство.

Организаторы учений хотели посмотреть, как мы будем действовать в условиях воздушной тревоги. Но обратной связи мы пока не получили.

Что характерно, в самый ответственный момент у меня, естественно, заклинил автомат. Пришлось сделать разборку под огнем, после чего он заработал.

При смене позиций над нами летали дружественные А-10, американские штурмовики, которые действуют с Эмари. Они несколько раз нас прикрывали, но получилось так, что на той позиции они летали таким образом, что примерно с 400 метров снижались до 150. Складывалось впечатление, что они пикируют в атаку и поэтому соседнее подразделение открыло под ним огонь. Получилась ситуация так называемого ”дружественного огня”. Затем сказали: ”Это свои, не надо по ним стрелять”. Однако в итоге они, видимо, тоже приняли нас за врагов и снова стали пикировать.

Будем дальше выполнять поставленные перед нами огневые задачи. Погода хорошая, еда есть. И по имеющейся у нас информации — она близка к достоверной — сегодня две наши батареи двинутся в Тапа, поскольку у нас много техники. И для нас учения закончатся, потому что технику нужно приводить в порядок. А мы наконец сможем сходить в баню. Это очень хорошая новость, потому что за все это время мы могли только мыть руки и умываться: на экипаж предусмотрено только 30 литров воды, а в экипаже 8 человек, и воду используют еще и для питья, так что вода — дефицит.