"Это восхищение искреннее: столько лет ходить по проволоке и ни разу не сорваться! Столько лет не вылезать из скандальных историй и все же сохранить должность мэра. Столько лет пальцем о палец ни ударить ради русской общины и при этом считаться вторым после Заренкова российским соотечественником — такое не каждому дано! Дон Корлеоне посрамлен и нервно кусает ногти в сторонке", — пишет Петров.

По его словам, он имел возможность официально ознакомиться с уголовным делом "преданного слуги" Быстрова — Андрея Заренкова. "Это 16 увесистых томов, из которых 12 составляют финансовые документы и протоколы допросов, а два тома — в сумме более 1000 страниц — составляют расшифровка телефонных разговоров Заренкова вкупе с их дословным переводом на государственный язык, — сообщает Петров. — Говорят, что вам уже напели о кознях эстонских спецслужб, но, поверьте моему опыту литератора, сочинить такое не под силу даже самому Льву Толстому. Да что там Толстому — Довлатов был бы посрамлен! Я готов был разрыдаться от умиления, когда читал о том, как директор Народного дома Заренков ставил вам спецпалатку со столом, на котором коньяк и закуски. С какой сыновней заботой он распоряжается о том, чтобы поставить охранника и повесить в палатке занавесочку: а что как ребенок какой ненароком заглянет? А как он потом дотошно выспрашивает, кто с вами пил и в каком состоянии из палаточки той вышел (вылез), не подрались ли, и т.д.".

Петров считает, что Заренков брал мзду не только в 2013 году. "Позвольте мне не поверить, что харизматичный и властный, лично вникающий во все мелочи городского быта мэр Быстров столько лет понятия не имел о финансовых шалостях "крестника", — рассуждает автор открытого письма.

"До судебной реформы 1864 года в России существовало три вида приговоров: оправдательный, обвинительный и оставление в подозрении. Так вот, господин Быстров, вы теперь навеки останетесь в подозрении. (…) Господин мэр, поверьте, что мне нисколько не обидно за державу, она от столь жалкой мзды не оскудеет. Мне обидно за всю русскую общину в целом, за движение российских соотечественников, за тех, кто искренне не приемлет нацизм в любых его проявлениях. А еще мне обидно за то, что вы могли бы сделать для сближения русской и эстонской общин и чего не сделали. Дело делать — это вам не щеки надувать на заседаниях горуправы и орать на подчиненных, не выбирая пристойных выражений", — пишет Петров.

"Я знаю, что вы никогда не сделаете того, что в вашем положении должен сделать порядочный человек. Из коридоров власти (мэрского кабинета) вас вынесут только ногами вперед и только в свой срок, дай Бог вам, Георгий Васильевич, долгих лет жизни", — заканчивает свое открытое письмо Петров.