Стоит отметить, что по приговору суда Заренкову запрещено работать в публичном секторе на руководящих, осуществляющих надзор должностях, связанных с движением материальных ценностей. Его работа в Народном доме, возможно, и не входит в противоречие с приговором.

Поскольку журналист Eesti Päevaleht по телефону не получил адекватных ответов, то вместе с фотокорреспондентом отправился в Маарду.

То, что там увидел, журналист описал так: "Женщина проводила нас до двери, на которой красовался номер один. После того, как дверь в просторный кабинет открылась, Заренков спросил, кто мы такие. Когда мы представились, он сообщил, что работает и не может беседовать с нами. "Что вы хотите?" — вопрошал он. Мы сказали, что ответ на вопрос, работает ли он в культурном центре, мы уже получили, но согласен ли он пояснить, на какой должности.

Заренков заявил, что уже ответил письменно, ничего добавить больше не желает, и захлопнул дверь перед нашим носом. Мы решили подождать, пока он завершит свой рабочий день, чтобы задать ему еще пару вопросов и сфотографировать.

В районе пяти часов он начал было выходить, но предварительно выглянул в окно. Увидев нас, на улицу выходить не стал и только подглядывал из окна. Мы поняли, что Заренков не желает с нами разговаривать и не выйдет, пока мы не уедем. Мы и уехали".

Как называется нынче должность Заренкова, до сих пор неизвестно.