Напомним, социал-демократы Евгений Осиновский и Ольга Сытник спросили в предвыборной рекламе, разосланной в Мустамяэ лишь на русском языке, желают ли избиратели сохранения русскоязычного гимназического образования и упрощения процедуры получения эстонского гражданства.

Почему социал-демократы предлагают русским на русском языке другие инициативы, нежели чем эстонцам на эстонском?

Не предлагают. Мы хотим узнать избирателя. Мы спрашиваем у русскоязычных избирателей, какие темы их беспокоят. Таким же образом мы опрашиваем жителей Юго-Востока Эстонии, жителей Сааремаа и Хийумаа. Обычно эстонских политиков упрекают после выборов в том, что не общались с русскоязычным избирателем, а до выборов их попрекают в том, что они хотят предложить что-нибудь в том числе и русскоязычному избирателю. Все партии Эстонии должны обеспокоиться вопросом, какие ожидания у русскоязычных в отношении государства, какие проблемы для них самые важные. Я бы не удивился, если выяснилось, что главные переживания русскоязычных связаны с доходом и зарплатами, доступностью элементарных услуг. Важно быть осведомленными об этом и давать ответы на вопросы. Эти переживания не менее легитимны, чем заботы людей с эстонскими корнями.

Социал-демократы рассматривают возможность понижения требуемого законом преподавания предметов на эстонском языке в гимназии в объеме 60%?

Нет. Но рассматривается то, как наилучшим образом обеспечить развитие академических и не академических возможностей молодежи, чьим родным языком является русский, как улучшить их личное положение, положение семьи и привлечь их к работе на благо Эстонии.

Мы занимаемся тем, чтобы и люди с отличным от эстонского родным языком знали эстонским на очень хорошем уровне, чтобы они справлялись как в трудовой жизни, так и публичной жизни. Социал-демократы, на самом деле, неоднократно обращали внимание на то, что владение эстонским следует улучшать не только в гимназиях, а в начальной и основной школах. Это комплексный вопрос, который требует комплексного подхода, а не только работы на одном этапе образования. Если Надежда Иванова учит в четвертой четверти девятый класс математике на русском, а потом 1 сентября начинает преподавать десятому классу на плохом эстонском — это не самый разумный подход. Переход на эстоноязычное образование должен шаг за шагом реализовываться уже на начальных этапах школы. Переходящие в гимназию дети должны быть способны получать обучение на эстонском на всех предметах, если это потребуется.

То есть, эстоноязычное обучение сокращать не следует , а скорее расширять на старшие классы основной классы?

Для того, чтобы в гимназии ученики могли получать знания по предметам на эстонском в установленном объеме, безусловное необходимо, чтобы эстоноязычное преподавание в определенном объеме происходило ранее.