"Где вам удобно?" — спросил Аксенов и, выслушав, где я нахожусь, назначил встречу на станции метро "Арбатская".

Официальная риторика эстонских властей в отношении Аксенова однозначна — он работает с Федеральной службой безопасности, зависит от нее или даже является ее штатным сотрудником.

"У нас система не такая, как у вас, где вся деятельность и прошлое адвоката видны в интернете, — рассказал Аксенов. — Если вы полагаете, что моя цель — способствовать тому, чтобы Эстона посадили, то жестоко ошибаетесь. Это было бы моей — как адвоката — смертью. А я, хотя и разведен, должен кормить семью и после суда над Эстоном".

Аксенов в курсе, что в Эстонии его считают человеком ФСБ. Его это, кажется, не волнует. Он упомянул, что после того, как занялся делом Кохвера, его почту читают, телефон прослушивают. Кто это делает — не сказал. Деталь: человек, защищающий иностранного гражданина, не может звонить со своего мобильного в другие государства…

"Эстон хочет, чтобы именно я защищал его. Он доверяет мне, — утверждает Аксенов. — Те два адвоката, которых хотело нанять ему эстонское государство… Они политические. Впрочем, я не могу критиковать коллег".

На встрече в Москве Аксенов привел три темы, которые пояснил, стараясь оставаться простым и внушающим доверие.

Старая тема — Кохвер немедленно оказался бы под домашним арестом в квартире в центре Москвы, если бы Эстония заплатила 300 000 рублей. Адвокат говорил убедительно, и, наверно, все поверили бы ему, если бы эстонские власти не заявили — "это абсурд".

Тема поновее — освобождение Кохвера. Это якобы должно произойти летом 2015 года, когда суд уже будет позади. Кохвера либо передадут Эстонии, либо обменяют на кого-то. На чем основывается адвокат в этой своей уверенности? "На анализе, — ответил он. — Читаю эстонскую прессу и вижу, как давление на Россию прекратилось. Это знак того, что идут какие-то переговоры". А знаки в России? "В России на эту тему не говорят. Россия говорит об Украине и ее пленных у нас".

Третья тема для меня нова. Аксенов заметил, что смотрел видеоматериалы, которые подтверждают позицию российской стороны.
"Я видел лишь маленькую часть, — констатировал он. — На основании этого могу сказать, что Кохвер был в России и речь не шла о совместной операции двух государств".

Если Аксенов — единственный (вместе с независимым псковским судом) ангел-хранитель Эстона Кохвера, то положение очень шаткое. Так, нашей единственной надеждой и может быть только обмен Кохвера на какого-нибудь работавшего на ФСБ и попавшегося гражданина. И если между Россией и Эстонией идут некие секретные переговоры, то это могло бы стать для Кохвера самой надежной гарантией того, что он наконец окажется дома.