В самом начале интервью Каллас процитировал одно электронное письмо, в котором резюмируются итоги заседания правления Партии реформ по вопросу принятого недавно в партию Ээрика-Нийлеса Кросса. В этом письме говорится, например: ”Любая побочная деятельность и внутренняя борьба, выдуманная общественностью, не поможет достичь цели. Поэтому постараемся не бросать кость своим противникам и сконцентрируемся на ознакомлении со своей политикой”.

Также в письме сказано: ”Я уверен, что в лице Ээрика-Нийлеса Кросса мы имеем дело с очень сильным политиком и харизматичной личностью. Конкуренты делают все, чтобы преуменьшить его хорошие стороны и способность собирать голоса. Мы не можем этого позволить. Пусть человек поработает и себя покажет, пусть избиратель даст оценку”.

Каллас не говорит — кто автор письма, но информация об этом уже ”утекла”. Общественности уже известно, что автор — член правления Партии реформ Калев Лилло.

То ли зеленый, то ли либерал

На вопрос о том, что же проиллюстрировало это письмо, Каллас сказал, что считает, что не Кросс плел против него интригу. На прямой вопрос о том, был ли это тогда Райн Розиманнус, Каллас ответил: ”Скажем так, я считаю, что это был не Кросс”.

Далее он сказал, что в связи с именем Кросса однопартийцам стоило бы обратить внимание не только на трения последнего с США. Есть и другая тема — на выборах в Рийгикогу в 2011 году Кросс баллотировался по списку Партии зеленых. ”Зеленые — как известно — яростные противники капиталистической рыночной экономики. Яростные! В Европарламенте у них самое агрессивное и яростное отношение в рыночной экономике. Напрямую это сфокусировалось и на мне, поскольку меня считали сильным либералом. Сегодня же Кросс в партии, которая должна быть флагманом капиталистической рыночной экономики”, — резюмировал Каллас и задался вопросом: ”Сегодня одни взгляды, завтра другие, так что будет послезавтра?”.

По его словам, из письма, которое он процитировал, можно сделать совершенно неожиданный вывод: будто бы 15 лет партией руководят одни и те же люди, и они стали считать себя непогрешимыми. ”По сути говорится, что те, кто задается какими-то вопросами или имеет подозрения в отношении принятия Кросса в партию, — партию раскалывают и играют прямо на руку противнику. В данном случае это Андрус Ансип, который оказался, сам того не ожидая, в числе раскольников!” — сделал вывод Каллас.

Каллас указал и на то, что правление партии требует подчинения. Как правление скажет, так и будет. ”Раньше у нас в Партии реформ и фракции были люди, которые явно мыслили по-другому. Тогда случались проблемы с дисциплиной. Сегодня дисциплина есть, но это обеспечивается с помощью безусловного подчинения. Именно этого требует правление. И так — не только в правлении”.

По мнению Калласа, у лидера есть два пути — требовать подчинения и подавлять инакомыслие, а второй — прислушиваться к критикам. Потому что именно так делает мудрый лидер.

Нет ясных ответов — отойди в сторону

Возвращаясь к теме Кросса, Каллас подчеркнул: ”Говорили об истерии в СМИ, которая поднялась вокруг бывшего ведущего политика из IRL. Какая истерия? У руководства была возможность сесть и поговорить с людьми: действительно, эту тему нужно устаканить, внесем некоторые коррективы, попробуем учесть эти точки зрения. Ты не должен соглашаться с людьми, но ты должен уметь создать общую атмосферу, в которой к инакомыслию относятся терпимо. Сегодня же главной стала атмосфера, при которой инакомыслия не терпят. Но я предупреждаю: из-за этого некоторые идеи уйдут в чужие руки”.

Кярт Анвельт высказала предположение о том, что вопрос принятия Кросса в партию решил узкий круг, где решающее слово было у Кейт Пентус-Розиманнус и ее супруга Райна Розиманнуса, а также примкнувшего к ним Кристена Михала. Каллас на это уклончиво ответил: ”Им самим лучше знать”.

И продолжил: ”Так много этих вопросов! У меня тоже есть вопросы. Ээрик-Нийлес Кросс явно оказался в большой беде. Все эти проблемы с США, проблемы с Россией и денежные проблемы. Что он теперь такого увидел, каким образом Партия реформ ему поможет? Я бы сказал так, что если СМИ уделяют тебе так много внимания, и к тебе так много вопросов, на которые у тебя нет ясных ответов, то отойди в сторону!”

По мнению Калласа, в таком случае стоит оставаться в бизнесе, но не идти в политику: ”Не иди туда, где тебя изрешетят. А идти теперь в Партию реформ и быть четвертым по Нымме…”. Кярт Анвельт поправила Калласа, потому что Кросс идет все же третьим в списке — после Урмаса Паэта и Марис Лаури.

”Ну, третий, — сказал Каллас. — Рийгикогу для него — спасение? Я этого не понимаю. Кросс человек толковый, и как к человеку я к нему плохо не отношусь. Мы в свое время несколько раз сотрудничали. 20 лет назад, когда он был поверенным в делах Эстонии в Великобритании, мы образовали команду переговорщиков, чтобы получить доступ к золотому запасу Эстонии — об этом времени у меня остались очень приятные воспоминания”.

Таави Рыйвас или Розиманнус?

Согласен ли Каллас с тем, что вопросы все же нуждаются в ответах? ”А если ответов нет? Нет, конечно, надо продолжать спрашивать. Но если не можешь ответить, то, как я уже сказал, — отойди в сторону”, — считает он.

Анвельт заметила, что когда премьер-министрами были сам Каллас, Тийт Вяхи, Юхан Партс или Андрус Ансип, то так и было, но сейчас, мол, люди иронизируют, что премьер-министр Эстонии — Таави Розиманнус.

”Этого я бы не комментировал. Из числа молодого поколения Таави Рыйвас очень симпатичен. Но я его так хорошо не знаю. С одной стороны, правда, говорят, что он должен дистанцироваться от семьи Розиманнусов. Но в то же время: если бы мне кто-то сказал, чтобы я дистанцировался от своих друзей детства или времен университета, то я б сказал: вы с ума сошли, я не собираюсь этого делать, мы десятки лет дружим. Так что видимо и с Таави Рыйвасом та же история. Это его компания. Очень сложно эту дверь закрыть. Да и выборы ведь он хочет выиграть. И правда в том, что в последние годы наиболее успешна в победе на выборах была команда Партии реформ”, — подытожил Каллас.

Говоря о том, кем премьер-министр должен себя окружать и дозировать ли количество однопартийцев в своем окружении, Каллас сказал, что в свое время выбирал людей по их возможностям и умениям. И привел в пример Сингапур, где таким принципов руководствуются не только в бизнесе, но и в политике.