Одновременно с этим в регионе надеются на помощь ЕС и ООН, поскольку регион фактически исчерпал возможности по приему беженцев, число которых, по его словам, достигло 80 000 человек.

”Днепропетровская область стала центром приема раненых, в основном тяжелораненых, из зоны антитеррористической операции. Количество [раненых] сначала измерялось единицами, потом десятками, сотнями и когда мы увидели, что просто не справляемся с таким объемом мы обратились к Евросоюзу с просьбой оказать нам содействие в лечении и реабилитации этих военнослужащих”, — сказал советник губернатора Днепропетровской области Борис Трейгерман.

”Мы обратились абсолютно ко всем странам, то есть отправили официально письмо, описали ситуацию. Одной из первых откликнулась Эстония — она изъявила желание принять наших ребят, тяжелораненых, которым нужна длительная помощь и в том числе проведение целого ряда операций”, — добавил он, подтвердив, что власти ЭР знали о том, что пациентами являются военные и бойцы добровольческих батальонов.

До сих пор другой помощи Днепропетровская область из Эстонии не получала — ни от государства, ни от волонтеров.

Все госпитали перегружены

Напомним, ранее Министерству иностранных дел Эстонии пришлось признать, что прибывшие на лечение украинцы являются не просто ”гражданскими”, но, по словам пресс-секретаря МИД Мари-Лийз Вальтер, ”защищавшими Родину от нападения соседнего государства” добровольцами. ”Как подтвердила Украина, они не находились на военной службе, то есть, согласно эстонским законам, они являются гражданскими лицами”, — указала пресс-секретарь, отрицая, что Урмас Паэт и ведомство вводили общественность в заблуждение.

Трейгерман объяснил, что Днепропетровская область также оказывает медицинскую помощь гражданским, пострадавшим в зоне боевых действий, но их значительно меньше, чем военных. Советник также признал, что медицинские учреждения оказались не готовы к такому количеству пациентов, перегружены как гражданские, так и военные госпитали.

”В последние годы военная медицина целенаправленно уничтожалась. Когда начались боевые действия, выяснилось, что многие наши госпитали, к сожалению, не готовы принимать [пациентов]: либо находились в разрушенном состоянии, либо не хватало медиков. […] Сейчас это все восстанавливается”, — пояснил Трейгерман.

Ситуация с беженцами критическая

По словам Трейгермана, в Днепропетровской области официально зарегистрировано 34 000 беженцев из Донецкой и Луганской областей, однако реальное количество вынужденных переселенцев оценивается в 80 000 человек — не все хотят проходить процедуру регистрации или же остаются у родственников. Трейгерман указал, что эту категорию лиц обеспечивают продовольствием и оказывают при необходимости материальную помощь, по возможности находят жилье или расселяют в местах компактного проживания.

Ситуация близка к критической, поскольку ресурсы для оказания помощи практически исчерпаны, а с наступлением холодов поток беженцев, по причине разрушенной инфраструктуры Донбасса, может увеличится в разы. ”И вот тут мы столкнемся с тем, что принять всех будем просто не в состоянии, потому что мы и так достигли максимального предела”, — объяснил советник, добавив, что в зоне АТО остается более двух миллионов человек.

В Днепропетровской области рассчитывают на поддержку ЕС и ООН, которые могли бы выделить средства на ремонт помещений, где могли бы перезимовать безенцы. По словам Трейгермана, ЕС обещал оказать помощь в размере 1,5 млн евро, ООН также готова выделить ”значительную сумму”.

"Это еще не конец"

Достаточно ли этих средств? ”Знаете, суммы, вроде, звучат большие, но это все копейки. Я еще раз говорю там (в зоне боевых действий — прим. Delfi) более 2 млн человек. Как вы думаете, когда там будут холода -10 или -15, можно ли пережить зиму в холодном помещении?” — посетовал советник губернатора, отметив, что местные власти делают все возможное для оказания помощи всем нуждающимся.

”Это еще не конец”, — сказал Трейгерман, комментируя кризис на востоке страны. Одной из причин продолжения боевых действий он объяснил наличием групп ”никому не подчиняющихся террористов”, которые отказались соблюдать Минские соглашения.

”По нашим оценкам, конец может настать только при одном условии: если российская сторона прекратит поддержку террористических организаций, реально прекратит, то есть прекратит поставки тяжелого и другого вооружения, прекратит финансирование, закроет границу со своей стороны, чтобы не было проникновения к нам. Тогда, поверьте, мы найдем силы, чтобы ситуацию взять под контроль в течение некоторого времени”, — подытожил советник губернатора.