В промежутке с 24 по 27 сентября Delfi и Eesti Päevaleht публикуют протоколы допросов выживших в катастрофе. Эстонская полиция отказывается делиться протоколами, объясняя это недостаточным общественным интересом. В Швеции озвученные протоколы находятся в открытом доступе и Delfi и Eesti Päevaleht публикуют некоторые из них в свободном переводе.

Примечание: курсивом отмечены примечания переводчика Хелен Лаане.

Протокол допроса Эйнара Кукка


Дата: 7 октября 1994 года
Место: Полиция безопасности, допросом руководил Синисалу
Допрос переведен с рукописного эстоноязычного текста переводчиком Хелен Лаане
Номер протокола допроса: K 84051-94

Резюме

Проходил практику на ”Эстонии” в должности второго штурмана. Поднялся на борт примерно в 16:20. Работал под руководством Торми Айнсалу. Айнсалу также был вторым штурманом. В задачи второго штурмана входит определение мореходности судна, прежде всего он заботится о включении стабилизаторов, чтобы судно не… (сложное для понимания слово*) на волнах. Стабилазаторы уменьшают скорость судна на 0,5-1 узла. Я даже не обратил внимания, снизили ли стабилизаторы качку судна. Перед точкой поворота Андерссон покинул мостик, ветер стал еще больше западным. Могу сказать, что диффирент на нос сохранялся все время, что я был на мостике. Штурман сказал, что это первый шторм этой осени.

В 00:30 Линде доложил, что все в порядке. Примерно через пять минут я покинул мостик. Пошел в свою каюту на четвертой палубе. Положил свой блокнот в каюту и пошел в паб Admiral. Там не было ни одного знакомого, так что я ушел. У двери служебного прохода я еще раз увидел Сильвера Линде.

Вернулся в каюту и лег на кровать. Я даже не успел заснуть. Судно содрогнулось и я услышал чужеродный звук, природа которого для меня, моряка, неизвестна. Мне стало любопытно и я оделся. Но еще до того, как успел одеть туфли, стол проскользил к двери и крен увеличился. Я понял, что что-то не так.

Я взял свой китель и вышел из каюты. В коридоре не было других людей. На пятой палубе было 20-30 бегавших туда-сюда человек. Теперь судно накренилось настолько, что передвигаться стало тяжело. Когда я был между пятой и шестой палубой, я услышал или, скорее, почувствовал удар или вибрацию. Думаю, что это друг на друга навалились автомобили. После этого крен значительно увеличился. Люди висели на перилах и после того, как они отошли, началась паника. Я успел на седьмую палубу, больше не было возможно проходить по полу мимо дверей.

Увидел Велло Руубена, вместе с ним я попал на внешнюю палубу. Начал раздавать людям спасательные жилеты. На палубу постоянно прибывали люди. Примерно в 01:30 я посмотрел на часы, побежал на корму и скатился в воду, несмотря на то, что я надеялся, что судно еще сможет продержаться на воде. Когда я нырнул, добрался до одной из спасательных шлюпок. Я выплыл на поверхность и ухватился за шлюпку, но моя нога запуталась в веревке. Когда я освободил ногу, ветер отнес шлюпку в сторону. После неудачи мне удалось забраться на другую шлюпку.

Примерно в семь часов утра нас подобрал шведский вертолет. В нашей шлюпке было четыре человека, все спаслись. Под шлюпкой был один швед. Собственно, шлюпка переворачивалась. Когда нас подобрали, было уже светло.

Судно передало по радио какие-то сведения о крушении, но что сказали, я не знаю. Свет на моей палубе погас на несколько секунд, по после этого вновь загорелся. С судна пускали осветительные ракеты. В какой-то момент я заметил в воде (непонятное слово). Что-то было на поверхности воды (здесь был еще текст, который, к сожалению, я не могу разобрать). Корма была под водой. Ничего больше от судна я не видел. Хочу подчеркнуть, что когда я пошел спать, я услышал чужеродный звук, но я не знал, что это. Добавлю, что на ногу мне намоталась стяжка, а не веревка. Скорее всего, ей были закреплены штормовой плавучий якорь или спасательные шлюпки.

(смена ленты)

Хочу еще добавить, что когда капитан дал последний гудок, труба была наполовину в воде и последние звуки доносились уже из под воды. Капитан сознательно ушел на дно вместе с судном.