Высказывание руководителя полиции безопасности Арнольда Синисалу о том, что напряженность в отношениях с Россией не стоит усугублять еще больше, может вызвать вопрос: сколько политики сделали для того, чтобы был освобожден сотрудник КаПо Кохвер, которого ФСБ в минувшую пятницу похитила с эстонской территории, вопрошает Eesti Päevaleht. В то же время ясно, что размахивать лозунгами нет смысла и эту тему обсуждают за кулисами также с партнерами по международному сотрудничеству. Пока у нас имеется хотя бы 1% надежды добиться возвращения Кохвера домой в результате межведомственного общения, это будут стараться делать. Газете Eesti Päevaleht сказали вчера вечером, что маленькая возможность для этого на переговорах с Россией еще имеется.

По крайней мере одним знаковым событием стало то, что директору консульской службы Эстонии в Москве Сигне Маттеус удалось наконец встретиться с Кохвером в тюрьме. До вчерашнего дня официальные власти России этой возможности не давали.

Кохверу передали сообщения от близких, а также бытовую помощь в виде необходимых в тюрьме предметов первой необходимости.

"Кохвер получил информацию о том, что за ним Эстония, что переговоры идут на всех уровнях — до самого высокого политического, что эта история получила очень широкую огласку и что заявлено четкое требование, чтобы он смог вернуться в Эстонию", — отметил министр внутренних дел Ханно Певкур.

На будущее, конечно, важно и то, чтобы Кохвер мог звонить консулу, когда возникнет необходимость. "Кроме того, мы занимаемся тем, чтобы нанять адвоката и с эстонской стороны. Россия защитника назначила, но мы все же желаем, чтобы это был человек с нашей стороны. Это непростая задача, учитывая тамошнюю среду, но мы этим занимаемся", — подтвердил министр иностранных дел Урмас Паэт.

И Певкур, и Паэт подчеркнули, что общее требование Эстонии по-прежнему понятно: произошедшее в минувшую пятницу не может быть акцептовано никаким образом, Эстония желает вернуть Кохвера.

"Россия начала свою официальную судебную процедуру. Все ее шаги последних дней — взятая у суда санкция на арест на время предварительного следствия, представленные подозрения в шпионаже, незаконном пересечении границы и транспортировке оружия — сделаны. Я не вижу сегодня с российской стороны какого-либо особого желания о чем-то переговариваться", — констатировал Паэт.

Он дал понять, что слишком напористыми быть не стоит: надо посмотреть на следующие шаги России — предъявят они Кохверу обвинение или произойдет что-то другое.

Правда, сложно поверить в то, что эта история разрешится быстро. Самое вероятное — то, что россияне будут судить Кохвера и приговорят к многолетнему тюремному заключению. И только потом может произойти что-то другое.

Громких заявлений и лозунгов нет смысла ожидать. Они не помогли бы, только могли бы дать противоположный эффект. Ведь Россия не хочет в самом деле показать, что она поддалась широкому общественному давлению, в том числе — международному.

Можно подумать об обмене Кохвера, но, даже если бы такой разговор возник, Кохвера сначала осудили бы. Когда он отсидел бы какое-то время в тюрьме, только тогда можно было бы говорить об обмене.

В Эстонии, однако, нет никого, в ком Россия была бы заинтересована. Да, у нас имеется предатель и агент ФСБ Алексей Дрессен, но почему Россия должна быть в нем заинтересована? Предатели Херман Симм и Владимир Вейтман работали на внешнюю разведку, и, очевидно, Россия не заинтересована и в них.

Но разговор об обмене не должен ограничиваться Эстонией. Теоретически существует и возможность обмена на кого-то другого, кто отбывает наказание в каком-либо государстве-союзнике. Естественно, самым заманчивым стало бы задержание здесь какого-нибудь российского разведчика.