Почему Путин вступил в конфликт с Украиной?

Он стал опасаться, что такой же Майдан родится и в Москве, прямо рядом с Кремлем. Ему надо, чтобы большинство россиян понимало: после Майдана начинаются война и распад государства. Запад в то же время Украине как следует не помогает — как Германия, которая отказалась оказывать военную помощь. Реальных санкций нет. Западные компании ExxonMobil и норвежские предприятия, добывающие нефть и находящиеся в договорных отношениях с Роснефтью, от договоров не отказались.

Основное, что надо сделать, это изменить всю мировую экономику. Это никакая не утопия. Надо всерьез искать альтернативные энергетические ресурсы, например, без дураков, перейти с автомобилей с бензиновыми двигателями на иные транспортные средства. Но я не вижу, чтобы этим сейчас серьезно занимались.

Надо прекратить покупать в России нефть и газ! Ведь из этих денег финансируются как война на Украине, так и мощная пропагандистская война. Мы как бывшие жители Советского Союза должны же знать, как действует пропаганда, какой большой урон она наносит. Бороться с нею  действительно трудно. Но эта модель — потреблять, потреблять, потреблять — устраивает Запад настолько, что он готов закрывать глаза на происходящее на Украине. На месте соседей России, к примеру, Грузии или стран Балтии, мне было бы очень страшно, так как в решающий момент на помощь к вам все равно никто не придет.

Часто называют цифру 84 — якобы столько процентов россиян поддерживает Путина.

Меня поражает, почему эстонцы верят этим цифрам. Вы же сами жили в пропагандистском обществе! Сами видели цифры, которые назывались в качестве поддержки Советского Союза. И теперь говорите мне о 84%. Я бы поняла, если бы услышала это от кого-либо, кто не жил в советской стране, но здесь, в Эстонии!  Но подумайте тогда о Советском Союзе и о том, как неожиданно исчезла эта т.н.поддержка.

Насколько вообще война на Украине изменила российское общество? Я читаю, например, в Facebook, как и некоторые люди с мозгами стали говорить, как Путин.

Они говорят, как Путин, потому что в них живет желание опять чувствовать гордость за Россию. Мы больше не верховная власть, которая диктует миру свои взгляды. У нас нет эксклюзивной идеологии…