Непосредственно после авиакатастрофы на Украине вы сказали, что не предполагали, что ракета может взлететь так высокого. Кроме того, сказали, что не собираетесь пересматривать требования по безопасности полетов. Теперь вы, проанализировав ситуацию, переосмыслили что-нибудь в вопросе безопасности полетов?

Еврокомиссия не закрывает зоны полетов, только государство может это сделать. В сентябре соберется международная организация гражданских полетов, где все представители обсудят, что делать.

Проблема в том, что мы не знаем, возможно ли каким-то образом установить зону безопасности и кто должен это сделать. Но мы достигнем абсурдной ситуации, если станем так мыслить, потому что без внимания останется то, что в руках плохих людей оказался серьезный противовоздушный комплекс, которые может поражать цели очень высоко и очень далеко.

Каково авиасообщение над Восточной Украиной сейчас?

Сейчас Восточная Украина полностью закрыта. В закрытой зоне никто не летает. В то же время, немцы сказали, что давно не летали там, однако Eurocontrol показал, что летали. Так и получается, что решает авиалиния и пилот.

Во вторник Евросоюз договорился о третьей ступени санкций, которые, помимо прочего, запретят России экспорт военной техники и высоких технологий. Политика примирения осталась в прошлом?

Да, это естественно, что России больше не продают военную технику. В истории было несколько мрачных периодов, когда военную технику продавали, а потом ее использховали против продавца, это не исключение.

Что будет с Голландией, роттердамский порт которой во многом зависит от российского экспорта и с экономикой Германии, которая зависит от российского газа?

Многие центры, занимающиеся исследованием влияния, говорят, что часть России во внешней торговле Европы очень мала. И в Германии. Однако многие предприятия зависят от России. Например Siemens, продавший России несколько сот локомотивов и хочет продавать их дальше. Олимпийский Сочи строили при помощи наемных рабочих из Германии. Действительно немцы связаны сильнее всех, а Голландия — просто торговая страна.

Сильнее всего от товаров из России зависят Германия, в некоторой степени страны Балтии и Кипр.

Чем Россия может отплатить за европейские санкции?

Вчера в эстонских новостях один немец говорил, как санкции повлияют на Германию. Но знаете, связанные с Россией цифры все-таки очень малы. Предполагаем, что захотят перекрыть газ. Но за это им платят деньги. Европа справится.

Как вы считаете, эстонская пресса при освещении украинско-российского вопроса не слишком однобока? Анализ медиаосвещения кровавой бани в Бейруте в 1982 году показал, что чем больше люди ощущают, что их это касается, тем более однобокий анализ. Мне тоже кажется, что тема Украины и России очень нас касается.

Не однобоко. Я сравнивал, как украинскую тему освещают британский BBC и эстонская журналистика и мне показалось, что в эстонской прессе было больше информации. Обнаружились новости из российских источников, которые я не нашел. Я считают, что картинка достаточно адекватна.

Советую посмотреть, что пишут французы, у них другой угол зрения.

Что Россия сделала дабы избежать санкций?

Насколько я знаю, не много. Я считаю, что они больше ищут поддержки дружественных стран.

Читайте интервью полностью в газете Eesti Päevaleht.