В самом начале мероприятия директор театра Тыну Ленсмент объявил: ”Мы нашли нового худрука, который будет работать с нового сезона. Это Игорь Лысов”.

После зависшей паузы актеры зааплодировали, после чего выступил Лысов. ”Я должен отдать должное совету и Тыну Ленсменту, которые в течение двух месяцев испытывали меня на прочность, — начал он. — Сюда подключили и СТД Российской Федерации и моего учителя Анатолия Васильева. В этом смысле я понимал только одно — какую ответственность я на себя возьму, чтобы я не испытал свой личный позор, провалив такое дело. Должен сказать, что революций я не собираюсь устраивать. Показывать вам фокусы в виде нового искусства я не собираюсь, я буду заниматься старым искусством (бурные, продолжительные аплодисменты. — Ред.), которым занимался мой учитель Анатолий Васильев, прямой ученик Марии Иосифовны Кнебель, которая в свою очередь является прямой ученицей Станиславского".

Лысов продолжил: "Этика и культура русского театра останется та же, которая была много веков, я ничего не хочу менять. Я не хочу подражать авангарду Германии или новой драме (грязной драме), или докдраме, хочу заниматься настоящим искусством, которое имеет художественный предмет, а не актуальный. Я — русский человек, живший немного за границей, признающий различные менталитеты как святое. Я, конечно, не буду в этом театре делать анклав — закрыться и только для соотечественников… Я хотел бы, чтобы тот театр, которым я буду руководить художественно, был любим всей Эстонией и принадлежал всей Эстонии. Я хотел бы, чтобы не только русскоязычные приходили сюда, но и эстоноязычные. И в этом союзе я хотел бы работать".

По словам Лысова, он очень хорошо знает, что такое подпитывать амбиции нации, к которой он принадлежит. "Она становится хамской, — констатировал он. — Я хотел бы, чтобы мы были равными всем и любимы всеми. Я хочу вас предупредить, что не буду озираться на Москву, на ее новости в художественном мире последних десятилетий. Они для меня очень печальны. Это десятилетие началось с того, что моего учителя Анатолий Васильева изгнали из страны, а потом умер великий режиссер Петр Фоменко, и время мышей в Москве настало. Теперь они делают все, что хотят. Кончилось это десятилетие тем, что президент страны издал указ о цензуре — до такой степени дошел хаос художественной жизни Москвы. Я не хочу к ней принадлежать и за полгода до сегодняшнего дня я ушел из моего любимого театра, которому я отдал 25 лет. Я больше нигде не работал, я не бегал по театрам, я — не порхающий худрук. Я никогда не принадлежал к культуре попсы, когда 14 девочек в зале считается за счастье по поводу просмотра моих экспериментов. Я хочу людей в зале. Чтоб висели на люстрах. Правда, для этого надо играть круто".

Кто-то из собравшихся тихо произнес: "И ставить круто".

О своих планах Лысов сказал следующее: "Мы откроем сезон ”Дядей Ваней”, думаю, что закроем его более здоровым произведением — Островского. Я никаких экспериментов над труппой проводить не буду.
О планах будем разговаривать в августе-сентябре. И я начну делать что-то, о чем мечтаю, только после того, как с каждым актером сделаю хорошую роль. Потом я выйду к труппе со своими идеями".

Разговор о Лысове-художественном руководителе шел на пресс-конференции, как о деле решенном, но контракт еще не подписан, а журналисты помнят, что директор театра Ленсмент обещал конкурс на замещение должности худрука и объявление его результатов осенью. Что-то случилось, из-за чего эти планы поменялись? ”Да, случилось, — ответил Ленсмент. — Я познакомился с Игорем".

Ленсмент отметил также, что договор с художественным руководителем, по закону, не может заключаться дольше, чем на пять лет. Хотя Игорь Лысов заявил, что хотел бы остаться в Таллинне "очень надолго": "Ну, до Ваганькова".

Пока же он, по собственному признанию, прожил в Таллинне две недели. ”Это прекрасная страна с прекрасными традициями. Я буду здесь заниматься только театром", — заметил Лысов.

У представленного художественного руководителя Русского театра есть жена (архитектор и театральный художник-постановщик) и двое взрослых сыновей. "Сыновья — свободные люди, а жену я хочу привезти сюда, но не хочу, чтобы она была просто женой худрука, хочу, чтобы у нее была работа по специальности", — поделился Лысов.