"После беседы с жителями Тарту я понял, что в стране кризис все еще ощущается. Безработица есть. Даже, если она остается на уровне 10 процентов, это болезненные 10%. Я могу ошибаться, но мне кажется, что очарование союзом с Евросоюзом все-таки выветривается. Этот ”брак” не приносит рабочие места. Хотя внешние атрибуты европейской жизни в быту заметны — это касается и качества дорог, и указателей на них, и запаха кофе в офисах. Но в жертву принесены эстонское сельское хозяйство, эстонская промышленность, эстонская научная школа. Насколько это равноценный обмен, то ли это, чего хотели эстонцы, когда хотели независимости", — считает Семин.

Как вы, будучи тележурналистом, относитесь к развернувшаяся сейчас в связи с событиями на Украине информационной войне — в чем замысел происходящего?

Я считаю, что нам всем нужно расстаться с иллюзиями, что журналистика по определению объективна. Я заканчивал факультет журналистики в Екатеринбурге в годы, когда мы все в России смотрели в рот нашим американским учителям. В том числе, и в том, что касается профессионального мастерства. К нам приезжали преподаватели из Америки, которые рассказывали нам, что нужно показывать и ту, и другую сторону. Что объективность появляется лишь тогда, когда ты представляешь всю палитру мнений и опираешься на разные источники. Что автор не должен ничего комментировать, навязывать свою точку зрения. Эти дистиллированные законы журналистики закладывались в наши неокрепшие студенческие головы.

Но потом мы взрослели, начинали работать в серьезных средствах массовой информации, общаться с западными коллегами, путешествовать. К тому моменту не одна уже война случилась, это не первый кризис — была Южная Осетия, был Ирак, по которому уже тогда не сошлись позиции Москвы и Вашингтона — и каждый такой кризис заставлял людей моего поколения, воспитанных на таких идеалах журналистики, задавать себе вопрос: а что происходит, почему мы следуем этим идеалам, пытаемся и ту, и другую, и третью точку зрения показать. А с противоположной стороны мы видим только одну точку зрения.

В какой-то момент оказалось, что все это была болтовня, никакой объективной журналистики не существует. Журналистика в буржуазном обществе — это, к сожалению, прислуга для других более серьезных и масштабных интересов. Когда на кону стоят миллиарды и триллионы долларов, когда речь идет об освоении крупнейших в мире месторождений нефти, никакая телекомпания CBS, никакая телекомпания ABC, никакая газета New York Times не может позволить себе свободомыслия и несогласия с официальной точки зрения, с точкой зрения, например, нефтяной компании ExxonMobil. А если какой-то журналист попробует высказать свою точку зрения, его немедленно выставят за дверь.

Поэтому объективности нет. И то, что происходит сейчас на Украине, лишь подтверждает это.

С экономической точки зрения России Крым совершенно не нужен. Ясно, что обычные люди в России от присоединения Крыма понесут убытки. А зачем России нужна эта ситуация на Украине?

Я не думаю, что здесь идет речь о каких-то экономических категориях, о дебете с кредитом, о балансах. России ситуацию с кризисом — отвратительным, кровавым кризисом на Украине навязали. Россия хотела заниматься Олимпиадой, которая была замечательной картинкой, которую вся страна с воодушевлением смотрела. На фоне падающего промышленного производства это было замечательной отдушиной для людей, большим событием. Нам не нужно было никакого Майдана, никаким маневров, в которые превратилась ситуация на Украине. Нам Украину на шею повесили и нужно было что-то делать.

А что, по-вашему, будет дальше?

У меня спрашивали в Тарту, началась ли Третья мировая война. Мне кажется, часто все-таки нет. Я надеюсь, что у всех хватит ума. Мы все хотим жить. Надеюсь, что никто не хочет войны.

Если посмотреть на комментарии, которые простые люди оставляют к статьям Wall Street Journal, New York Times и к текстовым версиям телевизионных сюжетов на сайтах CBS, NBC, то видно, что простым американцам не нравится, что происходит, они не понимают, что происходит. Им кажется, что их втягивают в какую-то авантюру, они устали от авантюр. Им так же, как эстонцем и русским, нужна работа.

В советское время были марши за мир, демонстрации ”мы хотим, чтобы всегда было солнце, всегда была мама”. Мне кажется, что такие интонации будут возвращаться.

Простому американцу будет понятен простой украинец, простой эстонец, простой русский, которые точно так же не хотят, чтобы ради интересов каких-то транснациональных корпораций или странных политических организаций вроде НАТО или… есть в штатах такой клуб-проект ”Новое американское столетие”, который видит Америку доминирующей державой на сотни и сотни лет. Ради этого можно устроить и на Украине что-нибудь. Ради интересов этих организаций ни один человек ни в России, ни в Эстонии, ни в штатах, ни в Германии — нигде не согласен ставить под угрозу жизнь своих детей.