”Для меня это было мирное решение, — добавил Ленсмент. — У меня с Маратом сейчас нет проблем, просто узнал, что так больше не получается. Он все-таки может сейчас концентрироваться только на работе в Петербурге, в Александринском театре, у него там много работы — понимаю, понимает и он сейчас”.

Почему, учитывая, что происходило в театре, договор с Гацаловым был расторгнут так поздно — только после полутора лет его, если можно так выразиться, работы? ”Я хотел быть стопроцентно уверен, что дальше никак не получается”, — ответил Ленсмент на этот вопрос Delfi.

Не думал ли директор из-за провальности проекта ”Гацалов” подать в отставку? ”Нет, — обескураженно заявил Ленсмент. — Я чувствую все-таки какую-то ответственность, уйти легко, а остаться …интересно”.

”Давайте все-таки исходить из того, что лихорадит весь мировой театр, лихорадит русский театр, московский театр лихорадит, — отметила заведующая литературной частью театра Елена Скульская. — Эти конфликты каким-то образом сказываются и на нашей атмосфере. Но нам ни в коем случае не хотелось бы конфликта с прессой, конфликта с теми людьми, которые любят театр. Не мы ли все вместе, взявшись за руки, так превозносили ”Золотую маску” и считали ее лучшим достижением во взаимоотношениях двух государств, что после этого не могли не радоваться и не ликовать, что именно дважды лауреат ”Золотой маски” талантливейший режиссер возглавил наш театр. Другое дело — как оценивать его работу. Как сказал один из его коллег — ну, если б вас пригласили в шестьдесят мест одновременно, неизвестно, как повели бы себя вы. Идет ломка, идет смена настроений, смена власти, смена эстетики. Мы надеемся, что сейчас можем уже говорить о будущем. Есть желание, чтобы художественный руководитель ставил спектакли. Мы считаем, что лицо театра — это спектакли, а не какое-то загадочное общее руководство”.

”В сентябре мы окончательно уточним, как будет выглядеть конкурс на должность худрука, посмотрим, кто будут членами жюри и в течение октября в рамках конкурса решим, кто будет новым худруком, — пояснил Ленсмент. — Я понял, что Русский театр может продолжать только с художественным руководителем, который живет в Эстонии, не будет гастрольным худруком и будет ставить”.

И.о. обязанности художественного руководителя Русского театра Иван Стрелкин сказал: ”Проанализировав то, что происходило в последний год, могу сказать, что сейчас нашими главными задачами будут
- выбор преимущественно классической драматургии,
- приглашение режиссеров, которые способны давать актерам интересную для них работу, для которых суть театра, с чем я абсолютно согласен, состоит в артисте,
- планирование сезона таким образом, чтобы труппа была равномерно занята”.