”Согласно этой логике, в аналогичной ситуации каждый эстонец будет гулять на свободе, а каждый русский будет сидеть в тюрьме, потому что у каждого из нас есть семейные, а тем более ”другие” связи с Россией, а у эстонцев — нет”,- приводятся в пресс-релизе слова Середенко.

Русаков добавляет к этому, что в данном случае налицо косвенная дискриминация по национальному признаку, что Международной конвенцией по ликвидации всех форм расовой дискриминации квалифицируется именно как расизм.

”В качестве оснований для ареста Андрея Заренкова суд установил, что в нынешней стадии производства по делу он, находясь на свободе, может воспрепятствовать ведению расследования, иными словами, совершить преступления против правосудия, а, во-вторых, начать укрываться от уголовного производства. Основным из этих двух факторов был первый”, — прокомментировал Арно Пыдер.

Что касается служебных, семейных, личных и бизнес-связей с зарубежными странами, то такие связи, по словам представителя прокуратуры, оцениваются при избрании меры пресечения для всех подозреваемых.

”И у многих людей, эстонцев по национальности, сегодня имеются тесные контакты с зарубежными государствами, в этой части эстонцы никак не отличаются от русских. При этом не стоит забывать и того, что Андрей Заренков является гражданином Эстонской Республики”, — подытожил Пыдер.

Середенко и Русаков настаивают еще на том, что ”непропорциональность меры пресечения и предполагаемого правонарушения очевидна”. Известны ли им материалы уголовного дела Заренкова, чтобы судить об этом, не сообщается.

54-летнего директора Народного дома Маарду полиция задержала вечером 4 января, как она заявила, по подозрению в мздоимстве. Позже суд санкционировал шестимесячный арест Заренкова.