Из договора следует, что НКО получило 5333 евро, на полученные средства оно должно было руководить всем проектом и, опираясь на легенду о старце из озера Юлемисте, предложить как открыть дорожную развязку. Первоначальный скетч пенопластовой фигуры также должен был быть нарисован Onu Remuse Muusikal, пишет Eesti Päevaleht.

Кальюсте: мы были молодцами

Скульптурирование образа легло на плечи Aenigma, для этого из городского бюджета выделили 3316 евро.

Пеэтер Кальюсте объяснил, что скульптурирование являлось частью процесса изготовления старца, которое охватывало технические решения при создании больших форм, визуальной концепции и реализации. К слову, согласно коммерческому регистру, фирма бизнесмена занимается розничной продажей бытовой техники. Поэтому возникает вопрос, почему именно это предприятие должно было заняться скульптурированием.

”Aenigma — владелец крупнейшей в Эстонии звукозаписывающей торговой марки Records 2000, она занимается созданием музыки В коммерческом регистре подобная деяительность попадает в категорию продажи бытовой техники, — пояснил Кальюсте. — Фирма также занимается организацией концертов и продюсирует музыкантов”.

Как так вышло, что два важных договора заключили с организациями, членом правления обеих был Кальюсте? ”Значит мы были молодцами”, — предположил бизнесмен.

Советник мэра Меэлис Пай для ответа на этот вопрос времени не нашел, однако он ответил на другие вопросы Eesti Päevaleht, которые касались написания прежней статьи о старце из Юлемисте.

По словам советника, старец складирован для того, чтобы при необходимости им можно было бы воспользоваться вновь. ”Верю, что по аналогии с Лохнесским чудовищем, у нас появятся и другие интерпретации старца из Юлемисте как в музыке, на театральной сцене, а также и в литературе. Пенопласт можно использовать и для создания новых скульптур”, — заявил Пай.