••Ушедшие из Центристской партии политики заявляют, что они получали наличные неизвестного происхождения, которые предназначались для пожертвований. Руководство партии категорически это отрицает. Какие чувства у вас вызывает этот скандал?

Это неприятная новость, когда партия, членом которой ты был на протяжении многих лет, в которую ты вкладывал, попадает в эпицентр такого скандала. Я не могу это комментировать, поскольку вопросами финансирования, в общем, я не занималась. Как член правления я сталкивалась с денежными вопросами при принятии бюджета: смотрели на расходы и доходы. Расходы всегда были подробно расписаны, а доходы описывались одной строчкой: ”деньги спонсоров”. Иногда я спрашивала, кто эти спонсоры и были ли заключены с ними договоры, но я никогда не получала ответа. Скорее мне говорили: зачем копаешь, оставь в покое! Это все, мне никто не приносил наличных в пакете и не просил их пожертвовать.

••Но вы же могли быть тем человеком, кто координировал финансовые потоки

В смысле? Я не поняла.

••Как член правления вы обладали достаточным авторитетом, чтобы быть на верхушке иерархии и собственноручно руководить отмыванием денег.

Положив руку на сердце, я могу сказать, что ничего не знаю, не было такого, не должна была ничего раздавать.

••И вы никогда не подозревали, что партия могла заниматься подобными вещами?

Если нет достоверных фактов, основываясь лишь на подозрениях, нельзя никого обвинять. Никто не придет и не расскажет тебе о тех вещах самостоятельно. Если в партии и занимались подобной деятельностью, то об этом знает определенный круг лиц, в который я не входила. Поэтому у меня нет доказательств, что такие вещи могли происходить в действительности.

••Однако, если партия отмывает деньги, кто же эти люди, которые об этом знают?

В партии лучше всего в этих вопросах разбираются генеральный секретарь, председатель и финансовый секретарь.

•• И кто же был на этих позициях в то время?

Генеральным секретарем была Кадри Симсон, финансовым секретарем Айн Сеппик. Чуть позже это место занял Калев Калло, а то время, о котором говорит Тармо Лаузинг, был еще Сеппик.

•• То есть, они должны были знать об отмывании денег в любом случае?

Теоретически, это могло быть так.

••Тем не менее, как член правления и председатель фракции — эти посты вы занимали в то время, можно предположить, что вы знали о том, какие финансовые вопросы решались в тени.

Я сталкивалась с вопросами финансирования только во время выборов. Как правило, я была первым номером и я отвечала за избирательную кампанию в своем районе. Все финансовые вопросы мы решали демократически: деньги делились между всеми, кто хотел стать кандидатом. Вместе мы решали, какие расходы покроем: брошюры, палатки и так далее. Те, кто были первыми номерами в списках, делали больше выплат в партийную кассу, те кто были в конце списков платили меньше. Если кто-то хотел сделать что-то еще, то он оплачивал это из своего кармана.

У вас не возникало проблем, когда во время кампании вы не могли свести концы с концами?

Недостаток денег ощущался всегда. Известно, что парламентские партии финансируются из государственного бюджета, поэтому даты оплаты счетов отодвигались подальше. Все же знают, что после выборов Центристская партия постоянно в долгах. Пару дней назад я слышала, что партия до сих пор должна радио Sky Plus, задолжали еще в то время, когда в ходу были кроны. Обычно, по долгам платили потом, когда уже достигали результата. Откуда брались остальные деньги — понятия не имею.

Вы верите, что теневое финансирование Центристской партии действует до сих пор?

Я не могу это комментировать. Я знаю лишь то, что знает общественность. Кажется, что в свое время просили деньги у Якунина, это была одна из причин, почему я ушла из партии.