”У кого из читателей истории Алины не возникли мысли а-ля: "Наверное, пришла в короткой юбке" или "Ну, что же сразу не ушла, а пошла столы считать" или "И долго бы позволяла себя целовать? Надо было сразу сказать про парня!"? В общем, сама виновата”, — рассуждает психолог.

”Кроме того, у таких преступлений нет свидетелей. А домогательство вообще как докажешь? Он же не бил ее ногами, не рвал одежду. Поэтому и не обращаются”, — пояснила она.

Если сексуальные намеки и действия нежелательны, то как следует себя вести, чтобы избежать их?

Поведение агрессора не поддается влиянию жертвы. Я бы всячески рекомендовала не оставаться с этим человеком наедине. Или записывать на диктофон диалог, во время которого задавать уточняющие вопросы. Как в кино выводить человека на чистую воду!

Самое лучшее, перестать быть для этого человека привлекательным объектом, но это не всегда возможно, так как все в его голове. Есть тип агрессоров, которым нравится сам процесс игры: намеков, некоторой недосказанности, смущения жертвы и т.п. Они чувствуют свое превосходство, нервное напряжение, когда ничего не происходит, но воздух можно резать ножом.

Думаю, что тут важно выйти из его системы и все испортить прямотой. Но! И не будем об этом забывать и давайте об этом скажем: иногда женщина терпит все, лишь бы продолжать там работать. За свои страдания она получает компенсацию. И какое-то время ее это может примирять с ситуацией. Со временем находится новый объект и все становится историей.

Чем можно объяснить поведение работодателя, который позволяет себе дискриминировать и сексуально притеснять работника?

Я могу только предполагать, что на самом деле объясняет их поведение, и тут очень трудно обобщать, потому что у каждого преступления (а сексуальное домогательство я отношу к их числу) есть своя долгая история. Но, тем не менее, думаю, что ощущение вседозволенности и власти над другими, отсутствие границ в отношениях с другими людьми, невозможность терпеть напряжение и сильная тревога. Можно добавить потребность в самоутверждении.

Можно ли разграничить сексуальные притеснения на рабочем месте и каким образом? Например, в одном случае работодатель может действовать из благих побуждений (нежных чувств по отношению к работнику), в другом — исходя из ощущения власти и вседозволенности. Если это так, то каким образом должно отличаться поведение работника, который хочет прекратить домогательства?

Домогательство оно всегда домогательство, — когда действия одного человека происходят против воли другого. Этому нет оправданий. У нас каждый педофил считает себя лучшим другом своих жертв, но это не повод нам считать так же. Конечно, работодателю может очень понравится подчиненная, но ни один разумный человек не поставит другого в такое унизительное положение, не заставит вступить в близкие отношения с надеждой на взаимность.

Я думаю, что сейчас, когда высокая безработица и хорошее место найти тяжело, случаев домогательств на рабочем месте становится больше. "Или ты делаешь, что хочу я, или у меня очередь на твое место", и женщине кажется, что она в системе "все или ничего", но это не так. Сексуальные преступления возможны и происходят, пока жертвы молчат. Молчащая жертва — идеальна для преступника.

Дорогие мужчины! Будьте осторожны в связях. Все больше женщин начинают за себя бороться или манипулировать близкими отношениями с вами. Все больше обвинений в изнасилованиях, все больше обвинений в педофилии. Мировая тенденция такова, что сексуальные домогательства становятся уголовно наказуемыми и не имеют срока давности.

Часто достаточно показаний жертвы, а чем их — жертв — больше, тем легче вас наказать. И если сегодня контроль над ситуацией в ваших руках, то уже через десять лет все может измениться.