”Причем сделано это было, игнорируя Основной закон страны с потрясающим цинизмом, — сказал, комментируя решение правительства, Кылварт. — Согласно Конституции ЭР и Закона об основной школе и гимназии, языком обучения в средней школе может быть и другой язык, но на преподавание на другом языке необходимо получить разрешение от правительства. Ходатайства рассматриваются на основании предложения горсобрания или попечительского совета школы. Делая предложение, попечительский совет должен исходить из плана развития учебного заведения. Все эти условия были выполнены. Однако уже пункт в повестке дня заседания правительства говорил о том, что министры и не собираются взвешивать доводы ”за” и ”против” — решение было принято задолго до заседания, и пункт повестки дня назывался ”Отказ в разрешении преподавания на русском языке”.

Говоря о мотивировке ”решения” правительства, Кылварт отметил, что она близка к абсурду: главный довод — школы готовы к переходу на эстонский язык обучения. Получается, что успешно работающим школам выбирать язык обучения нельзя.

”Больше всего потрясает откровенная подмена понятий, — заявил Кылварт. — Решения запрещающие сохранение русского языка обучения объясняют тем, что ученикам необходимо знание эстонского языка, позволяющее им лучше конкурировать на рынке труда. Четыре гимназии, о которых речь, доказали, что дают своим ученикам хорошее знание государственного языка, и никогда ими не ставился вопрос о том, что эстонский язык учить не надо, как это подается в пропагандистских целях.

Кроме того, Таллиннская Кесклиннаская русская гимназия, Линнамяэский Русский лицей, Тынисмяэская реальная школа и Русская гимназия Хааберсти дают ученикам знания на высоком уровне, которые позволяют им успешно учиться как в эстонских, так и в европейских вузах. Министерство же за все прошедшие годы не в состоянии было создать базу для перехода гимназий на эстонский язык: нет ни методик, ни адаптированных учебников, ни специально подготовленных педагогов. Таким образом, чиновники Министерства образования и науки хотят разрушить систему, которая дает результаты, не создав новую. В результате этого выпускники не будут обладать знаниями и не овладеют на должном уровне эстонским языком. Создается впечатление, что нынешнему правительству не нужна образованная русская молодежь, владеющая государственным языком.

Кылварт отметил также, что и предыдущее, и нынешнее решение правительство об отказе в сохранении обучения на русском языке приурочивается ко времени, когда люди минимально отслеживают новости. Так, предыдущий отказ поступил в рождественский период через 9 месяцев после подачи ходатайств, а в этот раз потребовались 13 месяцев, и решение было принято в разгар периода отпусков”, — заключил вице-мэр.