В суде рассматривался его иск к заместителю председателя Объединения "Свободный гражданин Отечества" Евгению Криштафовичу. Вице-мэр потребовал, чтобы тот разместил в своем блоге опровержение опубликованных там 14 апреля 2011 года утверждений, согласно которым Кылварт , в частности, связан с организованной преступностью.

Доказательства этого Криштафович, по его словам, почерпнул из статей Õhtuleht и Eesti Ekspress (кстати, в них не утверждают, а лишь предполагают, что Михаил Кылварт занимался рэкетом и был известен под кличкой Миша), а также из материалов уголовного дела, которое в свое время возбудила и потом прекратила полиция безопасности. Ни обвинения, ни тем более приговора Кылварт не увидел, потому что их в природе не существовало.

Но Криштафович напомнил, как Кылварта месяц продержали за решеткой из-за дружбы с Шамилем Лолаевым. Ответчик перечислил ”заслуги” этого человека: кража, разбой, вымогательство. И умер Лолаев не своей смертью — в результате взрыва. К организованной преступности Лолаева, по мысли Криштафовича, можно причислить потому, что некоторые преступления он совершил в группе лиц.

А еще, как добавил ответчик, Лолаев хранил на балконе в квартире Кылварта спортивную сумку, в которой полиция безопасности нашла боеприпасы, полицейскую форму, спецсредства. ”Скажем, у меня на балконе нет ничего, кроме велосипеда, там не найти патронов к ”Калашникову”, — отметил Криштафович.

Кылварт объяснил, что история с сумкой приключилась 14 лет назад, Лолаев принес ее на хранение, поскольку жил рядом, а в его квартире шел ремонт. Что в сумке — Кылварт не знал. ”Логика подсказывает, что он принес ее ко мне потому, что у меня не было никаких связей с преступным миром”, — предположил истец.

И продолжил  — он рос с Лолаевым в одном районе, в Ласнамяэ, вместе занимались спортом, но о преступлениях друга ему было неизвестно. Узнал о них позже, из газет.

Криштафович обратился к протоколу допроса Лидии Кылварт в КаПо, где она рассказала, что Лолаев приходил в квартиру часто и по ночам. ”Это потому, что раньше меня просто не бывало дома, как и теперь. Единственная вина, которую я чувствую по отношению к Шамилю Лолаеву, это то, что если бы общался с ним больше, возможно, его жизнь сложилась бы по-другому”, — заметил Михаил Кылварт.

Решение по его иску суд вынесет 9 июля.