Как долго вы принимали решение выступить с речью, после того, как об этом попросил Отт Карулин?

Три дня, то есть все это время, которое он мне дал для размышлений. Естественно, я сомневалась. Я думала над тем, что могу сказать, а также что является важным для такой большой аудитории. 

Насколько вы осведомлены о событиях 25-летней давности, они вас вдохновили?

Я была знакома с этим фактом, знала, что это важное событие в истории восстановления независимости. Подготавливая свою речь, я углубилась в историю. Да, это событие меня вдохновило, в частности, утверждение тех лет: кажется, что все поменялось, но ничего не поменялось. Отрывки речей 25-летней давности можно цитировать и сегодня, при этом они останутся справедливыми.

В программе Драматического театра числится ”Утопия” Стоппарда. Что побудило вас ссылаться на это произведение?

Один из отрывков, который я использовала, действительно взят из первой части ”Берегов утопии”, которую играют в Linnateater. Изначально я прочитала текст, а позже я смотрела постановку.

Мне понравился конкретный монолог, в котором обстоятельства ежедневной политики приобрели поэтический образ. В некотором смысле он объединил в себе различные противоречия. Известно, что эскизы идеального общества никогда не воплощаются в жизнь, поэтому их называют утопиями. В тот момент я сразу же нашла аналогию с современной жизнью.

Стоппард говорит о многом, что помогает осознать современность. О том, что если мы не способны обеспечить счастьем себя, то мы пытаемся обеспечить счастьем тех, кто будет после нас. О том, что свобода — это то, что мы дарим друг другу, а не то, что мы забираем друг у друга. О том, что в молодости мы (и государство тоже) впадаем в крайности и не способны почувствовать себя в ”чужой шкуре”. Для того, чтобы научиться этому, требуются столетия.

Я не буду все рассказывать, приходите в театр!

Сколько времени вы потратили на написания и редактирование речи? Было ли это эмоционально трудно? 

Писала три дня, хотя думала все три отведенные на подготовку недели. Это было непросто.

Хотела бы огорчить всех тех, кто занимается домыслами, тех, кто полагает, что речь писалась целой командой — я писала в одиночку. И это не было первым вздохом новой политической партии.

Критики говорят, что это очередное нытье, которое не предлагает конструктивных решений проблем, а перекладывает ответственность. Как вы это прокомментируете?

Я предложила только те решения, которые соразмерны моим возможностям — слушать друг друга, вести вежливый диалог без передергиваний, хотя бы постараться достичь согласия, признавать людей вокруг себя. Я предложила использовать имеющиеся ресурсы с умом, как природные, так и другие, упомянула слово ”перераспределение”, которое вызывает много недовольства.

Я не имею ничего против того, если количество парламентариев сократилось бы в два раза, если бы партии финансировали себя сами из партийной кассы, а не государственного бюджета, а также я не против того, чтобы компенсации были бы урезаны. Но у меня нет для этого полномочий. Если один человек был бы способен полностью изменить жизнь в стране одной речью, то это было бы уже сделано.

Вы предполагали, что ваша речь вызовет такой сильный резонанс?

Нет.

Что дальше?

Надеюсь, диалог продолжится. Надеюсь, что люди, согласные со мной, смогут найти в себе силы и вдохновение. Я хочу, чтобы молодые творческие люди собрались вместе. Где и как — неважно, но чтобы они сменили обстановку и говорили не только о театре. Чтобы вместе они не остановились на нытье, а приблизились к общему решению проблемы.

Я верю, что это еще не конец.