Delfi впервые удалось побывать на Калининской АЭС и сделать снимки этой одной из мощнейших атомных электростанций России. А еще услышать мнение заместителя главного инженера по эксплуатации второй очереди Калининской АЭС Игоря Саломасова о том, что Эстонии в связи с этой станцией ничто не угрожает, гермооболочка ядерного реактора в состоянии выдержать, например, падение самолета.

Работники — через турникет, гости — через шлюзы

Чтобы попасть на АЭС, работники проходят через турникет, все остальные — через шлюзы. Служба безопасности проверяет у гостей паспорта и технику. Та, которой нет в подготовленном заранее списке, укладывается в специальный пакет, на территорию ее вносить нельзя.

Тут же парень с дозиметром, зовут Женя: "Я с вами буду и по станции ходить, в любой момент можем замерить уровень радиации. Сами убедитесь, что все у нас в норме". Убедились.

Всюду запах цветущей персидской сирени. А Игорь Саломасов рассказывает: "Установленная мощность Калининской АЭС — 4000 МВт. Станция состоит из двух очередей, каждая из которых — из двух энергоблоков. Пуск первого состоялся в 1984 году, второго — два года спустя. У нас существует программа модернизации, по мере старения оборудования его меняют. Третий блок ввели в эксплуатацию в 2004 году, четвертый был включен в прошлом году, находится на стадии опытно-промышленной эксплуатации, мощность — 75%, идет череда динамичных испытаний. В промышленную эксплуатацию блок введут 30 сентября".

Можно зарабатывать даже до 100 тысяч рублей в месяц

На третьем блоке мы направляемся в машинный зал, где находятся турбина и генератор. Обходим это хозяйство по периметру. Шум страшный, жарко. Людей не видно. "Ну, вы же видели будку обходчика, — объясняет Игорь Саломасов. — Сейчас 15.40, смена только что принята, люди пошли на обход. Мы здесь видим только верхушку айсберга, 15-ю отметку, а внизу — насосы, трубопроводы и прочее, до нулевой отметки. Каждые два часа обходчики должны обходить специально разработанные маршруты и проверять оборудование. Замечания записывать. Смены работают по три дня, два выходных".

Контроль за всеми параметрами ведется на блочном щите. И мы следуем на блочный пункт управления (БПУ) третьим и четвертым блоками. Между прочим, в касках там находиться запрещено. Единственное место на станции, где их надо снимать.

В зале — три человека в белых халатах. "Слева под контролем реакторное отделение, все, что связано с реактором, находится в руках ведущего инженера управления им, — продолжает Саломасов. — Справа — турбинное отделение и ведущий инженер по управлению турбинами. В середине — специалист, осуществляющий общее руководство процессом, то есть начальник смены блока. Здесь есть и панели системы безопасности — это как раз то оборудование, которое в случае нештатных ситуаций приводится в действие и удерживает реакторную установку в тех параметрах, которые заложены проектом. Работает система промышленного телевидения, от неусыпного ока которой ничто не укроется".

Ограничений по половому признаку нет, но так сложилось, что на блочном пункте управления работают только мужчины. "Ну, зачем женщинам ходить по сменам, два раза в год сдавать реальные, а не купленные экзамены по правилам эксплуатации, охране труда, раз в год — радиационную безопасность, раз в пять лет подтверждать квалификацию, заморачивать себе голову ядерной физикой, тепловыми процессами", — улыбается наш провожатый.

Ребята с БПУ, как и их коллеги, идущие по вредному списку, имеют второй дополнительный отпуск, то есть от 46 до 52 дней, зарплату до 100 тысяч рублей (как отмечает Саломасов, средняя по АЭС — 40-45 тысяч рублей), бесплатное питание на станции. На пенсию мужчины уходят в 50 лет, женщины — в 45.


"Срабатывание аварийных защит бывало, но оно заложено в проект"

Илья Черменский говорит, что около каждой российской АЭС на боевом дежурстве стоят зенитные батареи: "Самолет просто не долетит, его собьют". Но даже если он упадет на станцию, то, как пояснил Игорь Саломасов, существуют аварийные процедуры, которые будут выполнять операторы. Если гермооболочка ядерного реактора выдерживает падение самолета, то чего она не выдержит? Саломасов: "Все выдержит. Из того, что оценено соответствующим проектом. Землетрясение, скажем. И даже в случае какой-то течи, появления активности и т.п.есть система, которая будет снижать температуру в оболочке, чтобы там не было избыточного давления, плюс там существуют системы пассивного связывания водорода и пр.".

По признанию Саломасова, за все время существования Калининской АЭС ничего подобного аварии с выбросом радиоактивности не было. "Если называть нештатной ситуацией срабатывание аварийных защит, то, конечно же, такие бывали. Но они заложены в проект, и существуют отчеты по этим нарушениям", — подводит черту Игорь Саломасов.

Поездку на Калининскую АЭС организовала Госкорпорация "Росатом".