63-летнюю таллиннку Инну судят за нанесение ущерба здоровью ее молодой соседки по дому — Хелен. Версия потерпевшей и обвинения сводится к тому, что вечером 29 июля 2011 года между Инной, которая гуляла во дворе со своими двумя маленькими собачками, и Хелен, которая возвращалась домой и не закрыла за собой калитку, произошла словесная перепалка из-за собак. А потом Инна напала на Хелен, зажала между дверью, душила ее и выворачивали ей пальцы.

Что именно звучало в ходе словесной перепалки, Хелен не помнит. Зато помнит Инна. Виновной она себя не признала, показав на суде, что даже пальцем Хелен не трогала. По ее словам, собаки действительно не были на поводке, и Инна попросила девушку закрыть за собой калитку. "Ты будешь закрывать, ответила мне Хелен, разговор шел на эстонском языке. Я спросила ее, с каких пор мы с нею на "ты"? Она — я буду всегда говорить "ты", и ты будешь всегда делать все, что я скажу, потому, что я эстонка, а ты русская, и убирайся отсюда, русская свинья! Я сказала ей, что русская земля большая, мне есть куда ехать, но за грубые слова надо отвечать здесь, в Эстонии. Собаки испугались ее крика, побежали домой, я — за ними. А Хелен сразу ушла за калитку, села на капот своей машины и стала кому-то звонить".

Суд допросил двух свидетелей со стороны потерпевшей и пятерых — со стороны обвиняемой. Хотя никто из них непосредственного выяснения взаимоотношений между соседками не видел и в процессуальном смысле все свидетели равны, судья Мерле Партс выказывала явную благосклонность к свидетелям со стороны Хелен, а со свидетелями со стороны Инны вела себя вызывающе жестко. Каждого — Наталью, Инну, Елену, Елену и Карла — она сочла необходимым дополнительно переспрашивать, помнят ли они об ответственности за дачу ложных показаний, тогда как у свидетелей Хелен она этого не спрашивала.

Всем известно, что неопытные люди, давая показания в зале суда, теряются и далеко не всегда отвечают на вопросы четко и ясно. Судья то и дело повышала голос ("Все, хватит!", "Не разрешаю!") и выговаривала русскоязычным свидетелям, что, если они будут говорить больше, чем надо, она вправе действовать: "Я могу применить к вам не только денежное взыскание, но и 10 суток ареста, что я неоднократно делала в своей практике".

Свидетель и близкая подруга обвиняемой — Елена — шепотом заметила на заседании: "Разве судья может себя так вести? Кажется, понятно, какой будет приговор".

Delfi не удалось связаться с председателем Харьюского уездного суда Хелве Сяргава, чтобы попросить прокомментировать такое поведение судьи. Но портал направил председателю свои письменные вопросы.

Комментарий председателя Харьюского уездного суда читайте ЗДЕСЬ.

Если суд признает Инну виновной, но может вынести ей денежное взыскание или дать до трех лет тюрьмы.