В редакцию Delfi обратилась Анна (имя изменено, но имя и фамилия женщины редакции известны), мать одной из учениц Линнамяэского русского лицея, и рассказала, что 12-летний ученик одного из пятых классов, в котором учится ее дочь, держит в страхе всех одноклассников.

"Дети просто боятся ходить в школу, и самое страшное, что ни дирекция, ни социальные работники, ни полиция ничего не могут сделать", — сетует обеспокоенная родительница.

"Проблемы начались, когда мальчика Э. (имя и фамилия редакции известны) оставили в пятом классе на второй год, и он оказался в нашем классе. Понятно, что у школьников бывают конфликты, что мальчики-подростки борются в этом возрасте за лидерство, но ситуация приняла более серьезный оборот: дети боятся ходить в школу, они жалуются на оскорбления и побои со стороны Э.", — добавила Анна.

Более того, мальчик Э., о котором идет речь, недавно попал и в криминальную хронику. Правда, как потерпевший. Пыхьяская префектура сообщила, что 21 сентября в 13.50 в школе на Линнамяэ теэ в столичном районе Ласнамяэ ударили 12-летнего мальчика.

Как Светлана рассказала Delfi, ее сын действительно учится с Э. в одном классе, и 21 сентября она пришла в лицей для того, чтобы спросить у мальчика, почему тот избивает ее сына Н. Разговор состоялся в кабинете социального работника.

Кто потерпевший?

"Я вошла и спросила, почему Э. избивает моего ребенка. Но я даже не успела назвать имя моего мальчика. А Э. вскочил, начал кричать, что я не имею права, что это мой сын его обзывает. Но я у него спросила, почему накануне на уроке русского языка Э. обозвал моего сына, а потом на перемене избил. Э. кричал, что это, наоборот, его все обижают. Тогда я припомнила ему предыдущие случаи, например, как в мае этого года Э. вместе с другом побили моего сына", — описала инцидент Светлана.

По словам женщины, мальчик все больше выходил из себя, кричал, что она не имеет никаких прав, а соцработник не вмешивался в их разговор на повышенных тонах.

"Я не собиралась его бить. Я взяла его за ворот кофты и сказала, чтобы он не трогал моего ребенка. Он начал бить меня руками и ногами, я его оттолкнула и он налетел на шкаф. Мальчик потянулся за чайником, который стоял на стуле рядом с полкой, и чтобы защитить себя, я прижала Э. к полу. Тут открылась дверь, а на пороге были соцработник, директор школы Сергей Гаранжа и медицинский работник лицея. Директор сказал, что нужно вызывать полицию. Я отпустила Э., но он снова попытался на меня наброситься и тогда уже работники школы его удерживали", — продолжила рассказ Светлана.

Мать Э. подала на Светлану заявление в полицию. Однако Светлана и сама планирует подать заявление, так как 22 сентября получила справку, в которой засвидетельствованы полученные ею побои, в том числе, обширная гематома на руке.

Она признается, что, видимо, неверно поступила, что не ходила с ребенком снимать побои все те разы, когда Э. нападал на Н. "Но ведь не могу же я бросить работу и только ходить по инстанциям с утра до вечера", — рассуждает Светлана.

После инцидента в кабинете у соцработника Э. еще раз сильно избил сына Светланы Н.: "Э. встретил его в раздевалке и предложил помириться, но сын, зная поведение своего одноклассника, никак не отреагировал. Тогда Э. на глазах у других детей схватил моего сына и ударил его головой в зеркало так, что оно разбилось. Затем Э. начал его кидать об пол и бить. Была вызвана полиция и скорая помощь".

Светлана вспоминает, что дежурный врач экипажа скорой сказал ей, что мальчика Э. стоило бы отвезти на медэкспертизу, но мама не дает согласия.

"Дирекция и полиция ничего не могут сделать"

"Я уже говорила со школьной администрацией, была в полиции, разговаривала с констеблем молодежной полиции, говорила со следователем, который ведет мое дело, он тоже знает о мальчике Э. не понаслышке", — перечислила Светлана.

По ее словам, Э. первый раз избил ее сына у школы в прошлом году. Тогда мальчик Н. еще не знал, как зовут его обидчика, но мама написала заявление соцработнику об этом инциденте.

Женщина утверждает, что ее сын и другие школьники рассказывают, будто видели, что у Э. случаются странные припадки, когда он падает, и у него начинает идти пена изо рта.

Светлана предполагает, что Э. страдает от эпилепсии, но, по ее данным, мать Э. не предоставила дирекции школы соответствующей справки, хотя в интересах здоровья и безопасности сына и других школьников ей стоило бы это сделать. "Я слышала, что и мать Э. говорила, будто у ее сына эпилепсия", — отметила Светлана.

Анна (мать ученицы лицея) же рассказал нам, что дети жалуются и на то, что Э. срывает уроки: "Я хорошо общаюсь со всеми одноклассниками моего ребенка и уверена, что они говорят мне правду. Школьники рассказывают, что Э. может посреди урока встать, пойти поливать цветы, ходить по классу или начать нецензурно обзывать одноклассников или учителя. Учителя тоже ничего не могут поделать, у них нет полномочий, чтобы как-то поставить его на место".

На наш вопрос о том, пытались ли родители поговорить и наладить контакт с мамой Э., Светлана ответила, что женщина ни с кем на контакт не идет, и, более того, когда в начале сентября на родительском собрании у мамы Э. попросили объяснить поведение ее сына, та просто выбежала из класса.

Дети боятся ходить в школу

"Я каждый день вынуждена переживать, придет ли мой ребенок домой живым. Ведь по нашему законодательству, без разрешения матери до 14 лет Э. нельзя принудительно отправить на медицинскую экспертизу. Принудить его пройти такую проверку могут только в случае, если Э. убьет кого-то или причинит такие серьезные увечья, которые повлекут за собой инвалидность потерпевшего", — поделилась Светлана.

"Дирекция говорит, что в курсе проблем с мальчиком, и уже испробовали все рычаги, но ничего сделать невозможно. Наши дети боятся идти в школу! Два мальчика из нашего класса из-за Э. уходят в другую школу. Это ненормальная ситуация", — уверена родительница. Классный руководитель предыдущего класса, где учился Э., сказал ей, что родители на него и раньше жаловались, и многие тоже перевели детей в другие школы.

"Кто защитит наших детей, кроме нас? Ходя по инстанциям, родители поняли, что даже полиция и власти ничего не могут сделать", — говорит Светлана. Юрист из мэрии, который ее консультировал, тоже сказал, что только медицинская комиссия может принять решение, например, о переводе мальчика в специализированную школу. Но и при этом до 14 лет его на комиссию принудительно отправить не могут.

"Я столкнулась с тем, что это не только проблема школьников, Э. и родителей, это проблема системы. Ведь получается, что нам просто нужно бояться и ждать, пока что-нибудь более серьезное не случится", — подытожила Светлана.

Delfi позвонил матери Э. Катерине, которая ответила на наши вопросы лишь молчанием на другом конце провода. На повторные звонки никто не отвечал.

Ситуация упирается в законодательную базу

Директор Линнамяэского русского лицея Сергей Гаранжа ситуацию комментировать отказался.

"Ситуация есть, и она действительно острая. Но от того, что я скажу вам что-то, ничего не изменится. Мы видим, по какому пути можно идти, чтобы решать проблему. Она решается только на совсем другом уровне, не на уровне СМИ", — ответил он.

"Нужна серьезная работа, она уже идет много лет, но, к сожалению, она на сегодняшний день еще не приносит того результата, который хотелось бы получить. Многое упирается в законодательную базу", — сказал Гаранжа.

Как стало известно Delfi, в пятницу в лицее должен был пройти педсовет, где могли принять решение об отстранении Э. от школы на 10 дней. Однако, по словам Светланы, в школу позвонили из Министерства образования и сказали, что дирекция этого делать не имеет права.

Нам также стало известно, что в среду, 28 сентября, на 15 часов в школе было назначено собрание представителей Минобразования, молодежной полиции, администрация школы, которые должны были обсудить создавшуюся в лицее острую ситуацию.