"Предположим, мы найдем средства. В старых деньгах полноценный телеканал — это, думаю, 100 млн. крон в год. Чтобы конкурировать с ПБК, надо проработать по меньшей мере два года. Вот тут и можно поставить знак вопроса", — продолжает он.

В 2001-2003 годах Рууссаар являлся одним из ведущих популярного двуязычного ток-шоу ЭТВ "Бессонница".

"Полагаю, что это был успешный проект. Это было в моей жизни в первый и последний раз, когда на улице ко мне подходили русские люди и начинали разговаривать о мировых проблемах. Следовательно, у передачи было какое-то влияние", — вспоминает Рууссаар.

Почему сегодня ничего подобного — ни проекта на русском языке, ни двуязычного — на телеканалах нет? "В последние годы на телеландшафте очень явственно происходила поляризация, — объясняет собеседник. — Если ПБК смотрит где-то 11-13% телеаудитории в Эстонии, что, очевидно, и покрывает 90% русскоязычных телезрителей, то эстонские каналы сосредотачиваются, скорее, на телезрителях-эстонцах и борются за них.

Конечно, это неправильно. Но разместить в сетке вещания какую-либо русскоязычную передачу между эстоноязычными  — такими действиями добиться внимания целевой аудитории чрезвычайно сложно.

А "Бессонница"… Знаете, в чем, по моему мнению, заключался феномен этой передачи в пару первых сезонов? Эстонцы хотят знать, о чем думают русские, русские хотят знать, о чем думают эстонцы. В этой передаче встречались обе стороны. И узнавали, что думает та и другая. В этом смысле такой формат мог бы иметь место и сегодня. Проблемы ведь те же".