Двуязычное ток-шоу было в эфире с 2001 по 2006 годы, по словам Чаплыгина, его придумал он и ставший его соведущим Айнар Рууссаар: "Это была наша с Айнаром идея, мы это сами придумали. Были какие-то проектные деньги, но в основном финансировало Эстонское телевидение. Рейтинг у "Бессонницы" был, конечно, ниже, чем у развлекательных шоу и новостей, но для передачи такого формата — вполне приличный. Если я не ошибаюсь, порядка 10% от потенциальной аудитории".

Сначала Чаплыгин вел передачу с Айнаром Рууссааром, потом — с Реэт Оя. Сталкивались ли создатели передачи с противодействием властей, цензурой? "Нет, этого не было. Но когда мы делали это с Рууссааром, оба хотели, чтобы люди высказывались остро, чтобы в студии возникали споры. У Реэт изначально была несколько другая установка, которая с моей не совпадала. Она считала, что там не должно быть равной дискуссии между русскими и эстонцами, а что русских надо учить, чем она и занималась в студии. Естественно, это сказывалось на атмосфере, потому что люди если не обижались, то как-то зажимались".

По какой причине ток-шоу закрыли? "На Эстонском телевидении просто изменилась политика, стали сокращать количество передач, где разговаривают на русском языке. В конце концов, это закончилось тем, что ликвидировали русскую редакцию. Передачу закрыли тихо, мы сами не особенно противились, потому что было ощущение, что мы устали, публика, может быть, устала… Пять лет — это много для любого проекта".

Почему на эстонских телеканалах больше нет ничего, подобного "Бессоннице"? "Потому, что на всех телеканалах, и это особенно заметно на ЭТВ (впрочем, это касается и печатных СМИ), существует список гостей, которые желанны: 4-5 экономистов, 4-5 политологов. Понятно, на самом деле их в Эстонии больше, но остальные не допущены ни на ТВ, ни в газеты. Желанные говорят то, что считается хорошим тоном. То, что ему не соответствует, считается плохим тоном. Кто решил, что такой-то тон хороший, а такой-то плохой, я не понимаю.

Соответственно, появление ток-шоу, где будут высказываться неожиданные точки зрения, думаю, просто не соответствует теперешним тенденциям. У нас считается хорошим тоном делать вид, что интеграция — это то, что происходит в телецикле "Трали-Вали", а не то, что могло бы происходить, если посадить в одну студию представителей разных национальностей и обсуждать с ними одни и те же вопросы".

Между тем, экс-ведущий убежден, что дискуссионная передача на двух языках опять была бы востребована. По его мнению, живых дискуссионных программ не хватает в принципе, то, что выходит сейчас на ЭТВ на эстонском языке, достаточно занудно: "Сидят говорящие головы. А поскольку страна-то маленькая, головы одни и те же. Если даже российские каналы испытывают с этим проблемы, то у нас особенно напряженно.

А вот у программ, в которых главными героями являются, грубо говоря, люди с улицы, этой проблемы нет, потому что народу хватает и зачастую какой-нибудь таксист или продавец высказывают значительно более интересные точки зрения, чем эксперты, которые из передачи в передачу говорят одно и то же".