"Что здесь страшного, если музыку учат на эстонском языке? В начальной школе люди могут учиться на своем родном языке, поэтому ничего страшного, если в десятом классе надо будет несколько предметов изучать на эстонском", — продолжила она.

"Госпожа Янес не знает, как дела обстоят на самом деле", — оппонировал ей кандидат в депутаты Рийгикогу от избирательного списка Русской партии Эстонии Андрей Лобов.

Янес: "Ну, как я не знаю? Конечно, знаю".

Лобов: "В основной школе тоже уже начинается эстонизация, идет перевод предметов на эстонский".

Янес: "Ничего страшного в этом нет".

Лобов: "Вы путаете преподавание предметов на эстонском языке с преподаванием эстонского языка. Закон об основной школе и гимназии является сейчас лакмусовой бумажкой, показывающей лояльность государства к жителям. Этот закон позволяет утвердить в школе другой язык обучения, отличный от эстонского".

Янес: "Слушайте, если эстонцы поедут в Россию учиться в школе, то они там учатся на русском языке".

Лобов: "Мы сейчас говорим о нашей стране. Положения закона есть и его надо применять".

Еще один участник дебатов — кандидат в депутаты Рийгикогу от Социал-демократической партии Вадим Белобровцев — полагает: "В результате этой школьной реформы мы придем не к тому, что конкурентоспособность учащихся повысится, а к тому, что в жертву знанию эстонского языка (который они, несомненно, будут знать) принесут общее образование".