"Кто-то говорит, что эстонцы хотят погубить русский язык, не любят русскую культуру и так далее, — продолжил он. — Я думаю, что все–таки нам надо смотреть, во-первых, что мы живем в Эстонии, во-вторых, на качество гимназического образования. И не надо говорить, что математику надо вдруг учить на русском языке. Мы знаем, что все это идет шаг за шагом, математику достаточно русских гимназий изучают на русском языке. Исключений сделано уже очень много, как-то надо идти дальше. И пошагово идти вперед — это довольно разумно".

По мнению Партса, скоро мы должны будем дискутировать не о том, знает ли русская молодежь эстонский язык, а о том, знает ли эстонская молодежь русский. "Это будет скоро у нас проблемой", — отметил министр.

"Суть школьной реформы в том, чтобы дать неэстонцам возможность быть конкурентоспособными, как эстонцы, — заключил он. — С этой реформой, я тут проконсультировался в Министерстве образования и науки, конечно, есть проблема в деталях: хватает ли учителей, всяких поддерживающих мер. Но если смотреть на весь этот процесс, по поводу которого мы дискутируем десять лет, думаю, что у нас больше сегодня позитивных случаев, чем негативной пропаганды, когда хотят показать какую-то дискриминацию".