"Но волею судеб я директор, который недостаточно владеет эстонским. И от этого, честно говоря, страдаю, мучаюсь, переживаю. И хожу каждый день по линии лезвия, потому что знаю, что язык в эстонском государстве при занимаемой должности играет первостепенную роль", — посыпал голову пеплом Гаранжа.

На вопрос Delfi, как ему удается сохранять пост, когда в руководстве русских школ повсеместно сокращают людей, не владеющих госязыком в достаточной степени, Гаранжа ответил: "Знаете, я честно работаю. Наверно, просто у людей, которые знают меня, в памяти есть Гаранжа, который взял школу в 88-ом году, когда произошел разлом эстонских и русских школ, с 2500 детей, 10 лет работал в системе трех смен".

Гаранжа признал, что закон — для всех, но оговорился: "Да я и не являюсь директором. Я уже много лет — исполняющий обязанности директора, потому что нет знания эстонского на высшую категорию. Каждый год я отчитываюсь перед Департаментом образования, и со мной продлевается договор — как с и.о.".

Что будет дальше, он не знает: "Это зависит от города, от республики, от Языковой инспекции. Я об этом не думаю. Живу сегодняшним днем".

Между тем, он не исключил, что сам сократит некоторых учителей именно по причине отсутствия нужной языковой категории: "Что я буду делать с учителем математики, выпускники которой показывают блестящие результаты, но она не может преподавать в гимназии на эстонском языке? Я подсчитал, что если введу в гимназическом звене математику на эстонском, то должен буду сократить 2,5 человека. Плохо это? Безусловно. Это не по-человечески, хотя по закону все корректно, и они не могут со мной судиться".