Вместе с ней на тему гражданского общества в России рассуждали руководитель Балтийского центра исследований России Владимир Юшкин и руководитель Фонда открытой Эстонии Малл Хеллам.

Россия будет демократической страной через 10 лет

По словам Людмилы Алексеевой, если сравнивать с советским временем, то в России с гражданскими правами дела обстоят лучше, чем в Советском Союзе, где за правозащитную деятельность расплачивались годами свободы.

"В Советском Союзе была тотальная цензура до времени перестройки. В России сейчас нет свободы, но есть независимые издания, телеканалы, правда, они рассчитаны на малую аудиторию. Если аудитория побольше, то власти берут все под свой контроль, чтобы получить нужный результат на выборах", — сказала Алексеева.

Сейчас, по ее оценке, хотя на выборах и несколько кандидатов, но демократические партии уничтожены, а коммунисты и ЛДПР — это искусственно созданные партии, строго зажатые в рамки дозволенного. "Единая Россия", сказала Алексеева, это несовершенное, жалкое подобие КПСС. "Так что, на самом деле в России происходит имитация выборов. Они организованы так, чтобы "Единая Россия" получила запланированный процент голосов", — сказала правозащитница, добавив, что, хотя и нет выборов, которые привели бы к персональной смене власти, есть регионы посвободнее — Красноярск, Пермь.

"Сейчас произошел резкий откат назад в сравнении с 90-ми. Если тогда Россия была идущей в сторону демократии, то сейчас это авторитарное государство. И законодательная, и исполнительная власти стремятся сделать ее еще более авторитарной", — сказала Алексеева.

Она отметила при этом, что сейчас процесс все же остановился, так как за 20 лет, когда власть была слаба, в России сформировалось гражданское общество, и это несмотря на то, что есть сложности, и гораздо большие, чем давление сверху — это бедность. 80% населения России, по западным меркам, живет за чертой бедности. А бедному человеку не до гражданских свобод. Но и при этом гражданское общество продолжает стремительно развиваться, дала свою оценку правозащитница.

"Сейчас идет "бодание" по поводу портретов Сталина — вывешивать их на 9 мая или нет. Чем ближе ко Дню победы, тем больше указаний на то, что портретов не будет. Даже спикер Госдумы Борис Грызлов уже сказал, что это несвоевременно", — отметила она.

"Два года назад я сказала, что через 10-15 лет Россия будет демократической страной, и я не изменила своего мнения. И Эстония, и другие соседи будут чувствовать себя гораздо спокойнее", — завершила свой обзор Людмила Алексеева.

Задача правозащитника - не в смене власти

Владимир Юшкин задал правозащитнице вопрос, указав, что и раньше, и сейчас она дистанцировалась от политики. "Вы в России в меньшинстве, более того, в преследуемом меньшинстве. Тем не менее, вы садитесь за стол переговоров с властью, состоите в Совете при президенте по гражданскому обществу. В России всегда интеллигенция в какой-то момент истории начинает сотрудничать с сластью. Можно ли так доверять власти?", — спросил Юшкин.

На это Алексеева сказала, что у каждой страны свои исторические особенности и свой путь к демократии, к правовому государству.

"Я не входила ни в одну из политических партий. Я не политик, я — правозащитник. А у политиков и правозащитников разные цели. Политики стремятся прийти к власти. Правозащитники не ставят целью сменить власть. Цель — добиваться от имеющейся власти, чтобы она соблюдала права человека и уважала человеческое достоинство. Правозащитники должны взаимодействовать с властью, не обязательно сотрудничать, хотя с демократической властью можно и сотрудничать", — сказала Алексеева.

Она добавила, что всегда есть два пути: драться или разговаривать. "Мы предпочитаем второй. И разговаривать — это небезнадежно. Люди добиваются большего, апеллируя к разуму", — сказала правозащитница, добавив, что, приди к власти демократы, она точно так же будет корить их за нарушение прав человека, если таковые будут.

Она также отметила, что ее часто просят подписать листовки за отставку Путина и Медведева. "Я, может, и считаю, что Путин и Медведев плохо справляются со своей работой, но я никогда не буду подписывать такую листовку. Иначе я вынуждена буду только этим и заниматься — добиваться их отставки. А у меня другие задачи", — сказала Алексеева.

Владимир Юшкин отметил, что в России насчитывается 360 тысяч правозащитных организаций, но реально действуют из них около 70 тысяч. Последний опрос Левада-центра показал, что только 10% населения России обратятся к правозащитникам, если будут нарушены их гражданские права.

На это Алексеева ответила, что не надо измерять потенциал гражданского общества России только организациями.

"Большинство наших движений — не за права, а за интересы. Эти движения вообще никак не зарегистрированы. Их нельзя учесть - это движение автомобилистов, движение фермером против рейдерских захватов, которое огромно и объединяет уже 30 регионов", — сказала Алексеева. И молодежные движения не поддаются учету.

В России, по ее словам, есть закон, по которому зарегистрировать такое движение сложнее, чем коммерческую фирму — требуется огромная отчетность и так далее. Но власти, отметила она, таким законом добились другого — большая часть движений проходит аморфно и никто не знает, сколько их реально существует.

"Поверьте мне, у нас есть гражданское общество, несмотря на неблагоприятную обстановку. Я это чувствую всеми фибрами души", — сказала Людмила Алексеева.

Людмила Алексеева, родившаяся в 1927 году, является историком и бывшим советским диссидентом. Наравне со своими соратниками она была связана с изданием известного символа самиздата "Хроники Текущих Событий". Вместе с Андреем Сахаровым и другими правозащитниками основала Московскую хельсинскую группу. В вынужденной эмиграции в Соединенных Штатах Америки Алексеева написала первое в истории фундаментальное исследование об истории диссидентства в Советском Союзе.

Во время визита в Эстонию, Алексеева встретится с президентом Тоомасом Хендриком Ильвесом, представителями Рийгикогу, а также бывшими эстонскими диссидентами.