Юрист утверждает, что высказывание представителя Генпрокуратуры в суде было ошибочным. "Никаких 70 эстонских компаний нет. Смысл в том, что есть 70 офшоров, к которым Михаил Анатольевич в разных объемах имел отношение и которые он раскрывал в своих декларациях. В Эстонии был филиал Swedbank, где некоторые из этих компаний открывали счета. У них есть счета не только в Эстонии, но и в других юрисдикциях", — заявил Тай.

По его словам, наличие счетов в Эстонии "могло быть связано с какой-то хозяйственной деятельностью этих компаний, к которой Абызов не мог иметь никакого отношения", поскольку в тот период он, будучи министром, не управлял своим бизнесом, а во многих из этих компаний "не был конечным бенефициаром и его участие в них было крайне незначительным". В целом высказывание прокурора не связано с предметом спора и претензиями ведомства к Абызову, которые рассматриваются в Гагаринском суде, считает Тай.

Об эстонском бизнесе Абызова заявил 24 сентября замначальника управления Генпрокуратуры по надзору за расследованием особо важных дел Сергей Бочкарев, который представляет интересы ведомства в деле Абызова. "В рамках проверки мы запрашивали компетентные органы Эстонии об имуществе Абызова в этой стране и получили ответ, что в 2015 году он владел не менее чем 70 компаниями в этой стране. В этот период он был федеральным министром и не имел права владеть собственностью за рубежом", — сказал Бочкарев (цитата по ТАСС).

В 2019 году о 70 офшорах Абызова опубликовала расследование "Новая газета": оно было проведено совместно с Центром исследования коррупции и организованной преступности и шведскими и эстонскими журналистами. Речь в материале шла о компаниях, зарегистрированных на Кипре, в Сингапуре, в Белизе и на Британских Виргинских островах. По данным изданий, на счета офшоров в 2011–2016 годах поступило более $860 млн. 42 компании, по данным изданий, были учреждены в период работы Абызова в правительстве. Авторы расследования ссылались в том числе на внутренний отчет эстонского отделения Swedbank.

Претензии Генпрокуратуры связаны с пятью офшорами Абызова, через которые он, как предполагается, незаконно управлял компанией СИБЭКО, крупнейшим поставщиком энергии в Сибири: Vantroso Trading Ltd, Lisento Investments Ltd, Besta Holdings Limited, Kullen Holdings Limited и Alinor Investments Limited. Между ними была разделена доля Абызова (95,52%) в СИБЭКО. Замгенпрокурора Виктор Гринь полагает, что Абызов с 2012 года скрывал от государства владение ими. В итоге СИБЭКО была продана (так министр нарушил запрет на предпринимательскую деятельность для чиновников), а деньги осели на счетах кипрских компаний и в дальнейшем были вложены в гособлигации Германии, считает ведомство.

Абызов был арестован в 2019 году, через несколько месяцев после отставки с поста министра.