Такая нелепая ситуация существует "благодаря" работе лидера нашего рынка — Telia — и пассивности регулятора — Департамента технического надзора (TTJA).

Речь идет о ситуации, которая возникла далеко не вчера. Европейская комиссия в исследовании, заказанном еще два года назад, отметила, что в Эстонии действует странная аномалия. В Эстонии кабельные сети — одни из лучших и с самым большим покрытием, и нет никаких технических препятствий для предложения сверхбыстрого интернета (по определению комиссии это 100 100 Mbit/s и выше), но по каким-то причинам жители страны и предприятия этим не пользуются.

По показателю использования сверхбыстрого интернета (11%) мы в Европы в последних рядах. В несколько раз отстаем от Латвии и Литвы, не говоря о Швеции, где уже большинство людей и фирм сидят на сверхбыстром интернете.

При этом разрыв только растет. Причем эстонское государство само установило целью, чтобы к 2020 году сверхбыстрый интернет (100 Mbit/s и выше) использовали 60% пользователей. Но к этой цели мы даже близко не подошли.

Когда издание Eesti Ekspress попросило у Telia прокомментировать высокие цены, то получило ответ: "Согласно ценовому обзору Евросоюза пакетов интернет-связи, Эстония входит в число самых выгодных стран Европы в части пакетов до 100 Mbit/s. Эти пакеты использует сегодня большая часть эстонских домохозяйств".

Подтасовка и демагогия

При более внимательном рассмотрении ответа Telia его первую часть можно назвать подтасовкой, а вторую — просто цинизмом.

Да, Европейская комиссия указала, что при невысоких скоростях эстонский интернет в Европе в числе наиболее выгодных. Это факт, на который ссылается Telia, то же самое любит повторять и Департамент технического надзора. Но обнародованное исследование и его база данных позволяют установить, откуда взялось утверждение "обычный интернет — в числе самых выгодных в Европе".

Выясняется, что в случае Эстонии Комиссия взяла в качестве основания для расчета цены действующего в Нарве провайдера — OÜ Fill. Поздравления нарвитянам, но ведь большинство жителей и предприятий страны не могут пользоваться услугами нарвской компании Fill. Если сделать сравнение, взяв за основу цены Telia, то в результате получится дорогой обычный интернет (до 100 Mbit/c), и просто космический по ценам скоростной интернет.

Эти новые цифры показывают циничность второй половины приведенного выше ответа Telia, что в большинстве домов Эстонии используется пакет со скоростью интернета до 100 Mbit/s. Да, в самом деле, люди используют более медленный интернет, но не потому, что он им нравится, а потому, что скоростной интернет в Эстонии просто сверхдорогой.
Если говорить образно, то в Эстонии продают барахло по ценам бутика. А когда предлагают более скоростное соединение, то подают это как нечто эксклюзивное и выставляют заоблачную цену.

У соседей быстрые скорости стали нормальными на уровне обычного пользователя

Eesti Ekspress сравнил цены в Эстонии и у наших соседей по Балтике. Вот некоторые примеры.

Типичное предложение Telia со скоростями 50/50 — 22 евро в месяц. В контексте Эстонии такая скорость интернета для обычного пользователя уже выше среднего уровня. В Латвии и Литве, где Telia тоже является лидером на рынке, такой медленный пакет Telia больше не предлагает. Но в этих двух странах у Telia можно получить скорость 300 Mbit/s за 14-16 евро в месяц. Выходит, в Эстонии, к сожалению, действует формула "в шесть раз медленнее, но зато наполовину дороже".

В Швеции Telia практически не предлагает 100Mbit. Там можно купить у Telia пакет 1 Gbit/s за 35 евро. В Эстонии за то же самое придется заплатить 99 евро в месяц. Разница почти в три раза.

Выходит, что и сам автор этих строк заплатил за многие годы несколько сот евро больше по сравнению с теми же латышами-литовцами и пользователями других стран с нормальным телекоммуникационным рынком.

Но каковы причины, по которым в Эстонии медленный интернет и заоблачные цены?

Укоряющие взоры вновь обращены в сторону Telia. Для интересного сравнения можно взять Tele2. Компания предлагает мобильную связь, домашним интернетом она особо не занимаются. Правда, некоторое время назад они потихоньку тоже стали на эту область посматривать и в некоторых новых домах (как правило там, где на крыше стоят станции Tele2) проводить кабели и предлагать интернет.

По словам директора Tele2 Криса Роббинса, они провели подсчеты и к удивлению для себя обнаружили, что могут предлагать ту же скорость по цене в два раза дешевле, чем Telia и при этом получать прибыль. Беда пришла с неожиданной стороны: клиенты не поверили в более низкую цену и сочли, что за этим предложением стоит какой-то подвох. Telia за долгие годы приучила эстоноземельцев к своим предложениям "медленно, но дорого", и жители Эстонии стали считать, что это нормально.

Это не обвинение в адрес эстонских пользователей. Кто будет заходить на странички польских, латвийских или шведских телекоммуникационных фирм и изучать там ценники?! Но можно спросить, а куда смотрят эстонские чиновники? И обратить свой взор на Департамент технического контроля, а также в какой-то степени в сторону Министерства экономики и Департамента конкуренции.

Tele2 считает, что суть проблемы в оптовых ценах Telia. Обычные пользователи с оптовым рынком не сталкиваются. Но это тот фундамент, на котором на самом деле стоит рынок интернета. Речь идет о кабелях, траншеях, трубах, где эти кабели продолжены, о другом оборудовании.

Telia — правопреемник государственной монополии. Эта компания контролирует большую часть проложенных по всей Эстонии кабелей. Как и в других странах, Telia поэтому подчиняется надзору государственного регулятора (TTJA). Идея в том, что Telia должна продавать допуск к своим кабелям. Это и есть оптовый рынок. Цена должна быть разумной, чтобы сама Telia чего-то с этого зарабатывала, но в то же время достаточно низкой, чтобы и у других фирм покупка у Telia кабелей окупалась, и они могли в свою очередь зарабатывать на предложении потребителям своих услуг. Та же логика действует и на рынке электроэнергии.

Но в Эстонии этот рынок интернета не действует. Tele2 прямо говорит, что глядя на запрашиваемую фирмой Telia плату за использование кабелей, их покупка не имеет смысла.
Начальник отдела связи TTJA Оливер Гайлан на это отвечает, что в ходе анализа были проверены оптовые цены Telia и сделан вывод, что они отвечают связанными с услугой расходам. Казалось бы все в порядке. Но с другой стороны Гайлан признает, что если сделать расчеты, то эти цены не дают возможности конкурентам Telia предлагать частным клиентам свои услуги. Следовательно, не все в порядке.

Весь смысл регулирования оптового рынка как в Эстонии, так и в других странах, которые сталкивались с той же проблемой, состоит в том, чтобы доминирующая фирма (в Эстонии это Telia) давала допуск к кабелям по достаточно низкой цене, чтобы на рынок выходили новые фирмы и возникала конкуренция, и, как следствие, выигрывал обычный потребитель (получая тот же продукт за более низкую цену или за ту же цену — более качественную услугу).

Компания Tele2 заказала у бюро Civitta исследование существующей ситуации на оптовом рынке Эстонии. Анализ, в частности, показал, что на широкополосном оптовом рынке цены (то есть цены Telia) в случае сверхбыстрого интернета выше, чем в Латвии в 40 раз. Они также выше по сравнению с Литвой и Финляндией в 9 раз.

Анализ был направлен как в TTJA, так и в Департамент конкуренции. Не углубляясь в профессиональную терминологию, анализ Civitta указывает на возможное нарушение закона. Многие телекоммуникационные фирмы в Европы за использование подобных методов должны были заплатить многомиллионные штрафы. Однако представитель Telia Eesti сказал Eesti Eks­press, что подобные утверждения безосновательны.

По словам руководителя Tele2 Eesti Криса Роббинса, они двигаются в разрешении данной проблемы шаг за шагом. Сейчас обсуждают ее с TTJA, в известность поставлен Департамент конкуренции. Время покажет, какое будет найдено решение, если вообще это решение будет на уровне Эстонии. "Мы готовы к борьбе", — заверил Роббинс. Это означает, что при необходимости они готовы дойти до регулятора на уровне Европейского союза, а если нужно — хоть до суда. О том, что сломать сложившуюся систему возможно, говорит опыт Литвы, где местному регулятору удалось добиться снижения оптовых цен, в результате чего выиграл и обычный потребитель.

EE