В качестве причин будущего кризиса называли быстро раздувающийся во многих странах мира и грозящий лопнуть пузырь государственного долга, эскалацию политической напряжённости и гиперинфляцию. Но, кажется, лишь немногие, если вообще кто-либо, смогли предвидеть, что это самое большое падение цен на акции начнётся с медицинского кризиса.

В прошлом на финансовых рынках происходили более резкие корректировки, но никогда прежде масштабный спад не были таким быстрым. Великая депрессия 1929-1934 годов имела три основных периода спада в Соединённых Штатах: индекс SP500 упал на 30% и более за 23–31 день. Во время последнего большого финансового кризиса в 2008 году индекс SP500 упал на 30% за 250 дней. На этот раз индекс SP500 упал на 30% всего за 22 дня, самое быстрое падение в истории. Всего за две недели в Соединённых Штатах потеряли работу десять миллионов человек. В 2008 году понадобилось полгода, чтобы потерять 10 миллионов рабочих мест в Соединённых Штатах.

Когда разразился коронавирусный кризис, золото традиционно стало тихой гаванью. Его цена в евро по состоянию на середину мая выросла более чем на 17% по сравнению с началом года. Правда, в разгар кризиса, в середине марта, цена золота также упала более чем на 10% за три недели, но гигантские меры поддержки, предпринятые правительствами и центральными банками, вновь уверенно подняли цену на драгоценные металлы. Вторым явным победителем стали государственные облигации США, которые принесли положительную доходность после нескольких последовательных сокращений процентных ставок Федеральным резервом. Меньше всего просели акции фармацевтических и телекоммуникационных компании, а также акции производителей товаров первой необходимости. Из крупных рынков наименее пострадавшим оказался Китай, с которого кризис начался. Именно Китай первым понемногу стал открывать свою экономику.

После ужасного марта финансовые рынки в апреле прилично восстановились. Американский индекс SP500 за месяц вырос в евро чуть более чем на 13%, что является лучшим результатом за 33 года. Инвесторы растеряны. Многие продавцы паники недовольны собой, и до сих пор не понимают, как всё это возможно. Несколько макроиндикаторов указывают на послевоенную ситуацию, а затем на фондовых рынках вдруг возникает такая эйфория? Страх упустить рост на фондовых рынках оказался сильнее страха перед коронавирусным кризисом. По крайней мере, на короткое время. Такая мощная динамика неизбежно вызывает в умах большинства инвесторов вопрос, действительно ли дно фондовых рынков уже достигнуто или это был ”отскок дохлой кошки”?

Это вопрос на миллион долларов. Даже мнения крупных аналитических организаций могут быть диаметрально противоположными. С одной стороны, большинство фондовых рынков уже выросли более чем на 20%, что технически знаменует собой конец внезапно появившегося медвежьего рынка и начало нового бычьего рынка, а с другой стороны, реальная экономика только начинает переживать сложные времена. Это и затрудняет прогнозирование рынков.

То, как быстро люди и предприятия смогут вернуться к нормальной жизни, имеет решающее значение. U-образное восстановление экономики наиболее вероятно, стабилизацию можно ожидать в четвёртом квартале этого года, когда пакеты правительственной помощи более чётко продемонстрируют положительное влияние. Однако фондовые рынки начинают расти в среднем на шесть месяцев раньше, чем ситуация в экономике начнёт улучшаться. Так что это вопрос веры, и самый низкий уровень рынков, к сожалению, всегда бывает виден только постфактум.

Ясно, что однажды коронавирусный кризис закончится, и жизнь продолжится. К сожалению, она уже не будет прежней, появятся новые победители и проигравшие. Среди победителей окажутся компании и люди, которые могут быстро адаптироваться, постоянно стремятся узнавать что-то новое и не позволяют временным неудачам брать над собой верх. Самый большой ущерб коронавирусный кризис нанёс в Южной Европе и Соединённых Штатах. При этом Южная Европа и до кризиса бросалась в глаза низкой производительностью и высокой долговой нагрузкой, поэтому эти страны трудно отнести к победителям. Соединённые Штаты теперь в большей мере сосредоточились на собственной экономике, поэтому в глобальном плане растёт влияние Китая.

Лучшую доходность, вероятно, продемонстрируют компании, которые сильнее всего пострадали от кризиса — индустрия развлечений, авиакомпании, отели, энергетические компании и так далее. Ключевой вопрос здесь — выжить во время кризиса. Рынок консолидируется, и победители получают всё. Наиболее стабильную доходность показывают сектора и компании с низким долговым бременем, которые являются лидерами рынка в своей области. Хорошо идут дела у американских технологических компаний с высокой конкурентоспособностью, которые не имеют долгов. В США долгое время статистически хорошо работал принцип, в соответствии которым облигации с низким рейтингом (high yield) в течение года после кризиса приносили даже лучшую доходность, чем акции. Так что и на этот раз за такими облигациями стоит внимательно следить.

Сегодня, определённо лучшее время для начала инвестирования, чем полгода назад. Цены на акции упали, а показатели ценных бумаг улучшились. Облигации компаний инвестиционного уровня также стали более привлекательными. Сейчас они предлагают явно лучшую реальную доходность, чем депозиты. Однако, поскольку на рынках пока что сохраняется большая неопределённость, макроэкономические показатели, вероятно, будут ухудшаться. По крайней мере, до осени. Поэтому инвестирование крупных сумм сейчас дело довольно рискованное. Тем не менее, регулярные, дисциплинированные, небольшие ежемесячные инвестиции в течение как минимум пяти лет с высокой вероятностью приведут Вас в лагерь победителей.