По словам представителя эстонской исследовательской группы, ученого Estonian Business Schooli (EBS) Анники Каабель, индекс гибкости занятости оценивает баланс между эффективностью рынка труда и правами работников.

”В 2020 году по показателю гибкости занятости Эстония находится на уровне 59,0, аналогичном результатам Испании (60,8), Польши (60,7) и Швеции (57,7), но при этом значительно ниже показателей Латвии (68,3) и Литвы (70,0). Опрос проводился уже в третий раз, и за этот период показатель гибкости занятости Эстонии и ее позиция в рейтинге не изменились”, — отметила Каабель.

Наилучшие результаты получены в США и Японии, где индекс гибкости занятости составляет соответственно 92,4 и 91. Из стран Европейского союза и ОЭСР самая низкая гибкость занятости отмечается во Франции (38,4).

В рейтинге гибкости занятости Эстония занимает 28 место из 41. Из стран Балтии наибольшего развития здесь добилась Литва: в 2018 году она опережала Эстонию, заняв 27 место, но в прошлом году поднялась на 15 место рейтинга и заняла 14 место в этом году. По данным Всемирного банка, Литва сократила срок уведомления об увольнениях и уменьшила размер обязательного выходного пособия. В результате совокупная оценка расходов в связи увольнениями в Литве заметно снизилась, что значительно увеличило общий показатель индекса гибкости занятости.

”В странах с более высоким рейтингом индекса гибкости занятости рынок труда строго не регулируется — например, размер минимальной заработной платы или объем срочных трудовых договоров не установлены законом. В этих странах также меньше ограничений в отношении рабочего времени и обязательств в связи с сокращениями. Позиция Эстонии в рейтинге довольно низкая, потому что у нас трудовые отношения регулируются на государственном уровне. Строгая политика в области занятости, с одной стороны, защищает работников, но, с другой стороны, ведет к росту безработицы, снижению потребления и производительности, тогда как большая гибкость рынка труда повышает общую конкурентоспособность страны”, — пояснила Анника Каабель.

Профессор Меэлис Китсинг, заведующий кафедрой экономической теории и финансов EBS, выразил надежду, что принятые для предотвращения коронавируса меры могут сделать рынок труда более гибким: ”Пандемия способствует тенденциям развития рынка труда, которые мы видели до кризиса. Все важнее становятся дистанционная, виртуальная и платформенная работа. Распространение этих новых форм работы подразумевает большую гибкость и открытость рынка труда, что в свою очередь означает изменения в налоговой и социальной системах. Государственная политика во время пандемии и после нее должна быть направлена на поиск решений в сотрудничестве с представителями работодателей и работников с целью повышения степени адаптации рынка труда к меняющейся ситуации”.

Канцлер EBS Март Хабакук добавил: ”Сегодняшнее регулирование рынка труда в значительной степени основано на предпосылке, что для выполнения рабочих задач необходимо проживать в Эстонии, и что работник хочет использовать преимущества эстонской системы здравоохранения и пенсионного обеспечения. Надеемся, что быстрый рост дистанционной работы запустит дискуссию о том, что именно может предложить Эстония компаниям и дистанционным работникам, и как справедливо облагать налогом добавленную стоимость, создаваемую такими компаниями и сотрудниками. Подобная дискуссия, безусловно, породит ряд идей и по модернизации прочего регулирования рынка труда”.

Уже третий год подряд Институт свободного рынка Литвы (Lithuanian Free Market Institute) вместе с партнерскими организациями публикует Индекс гибкости занятости, в котором рассматривается гибкость регулирования рынков труда в странах ЕС и ОЭСР. Индекс позволяет сравнить способность стран адаптироваться к изменениям в экономике и на рынке труда. Целью исследования является содействие более широкой дискуссии о важности гибкости занятости для экономического роста и процветания, а также придание необходимого импульса сокращению регулирования рынков труда.

При составлении индекса оценивается гибкость трех аспектов: правил приема на работу, регулирование рабочего времени и процедуры увольнений. Сравниваются установленные национальным законодательством требования в отношении срочных договоров, испытательного срока, минимальной заработной платы, рабочего времени, отпусков (включая отпуск по уходу за ребенком), дискриминации по половому признаку и расходов в связи с увольнениями. Максимальное значение индекса гибкости занятости составляет 100,0, и оно устанавливается в качестве среднего значения в ходе оценки различных аспектов занятости.