Работающий в сфере строительства бизнесмен Ристо Хансмер сделал до начала эпидемии ошибку и взял на работу десяток строителей с Украины. "Что я теперь буду делать — не знаю!", — задумчиво говорит он. Фронт работ будет, но в одиночку объем для целой бригады не сделать, а от местных у него остался скорее отрицательный опыт. "Приходил один посмотреть на объект. Ничего определенного не сказал, но пожаловался, что работа на улице, холодно", — приводит пример Хансмер. Он чувствует нехватку украинцев: они не пьют, не перекуривают и работу делают. Таких в Эстонии днем с огнем нужно искать.

По последним данным, в строительном секторе Эстонии работает по краткосрочным трудовым договорам свыше 6500 иностранных рабочих. Сколько их реально находится на объектах, сказать трудно, но, во всяком случае, именно столько выдано разрешений. Новая поправка в Законе об иностранцах ясно говорит: если трудовой договор закончился, то работник и работодатель должны раскланяться и попрощаться. Рабочие места нужны оставшимся без работы эстоноземельцам.

Начальник отдела гражданства и миграционной политики Рут Аннус конкретна: "Естественно, какой-то вид работы требует обучения. Поэтому будет разумно уже прямо сейчас начинать, чтобы жители Эстонии могли по возможности быстро заменить временных иностранных работников".


Немного времени всё-таки дадут

Когда поправка в закон об иностранцев поступила в Рийгикогу и была принята, предпринимателей охватила легкая паника. До издания Ärileht доходила информация, что часть бизнесменов склонялась в свете этого изменения сократить скорее эстонца, чем иностранца, потому что если последний станет безработным, то он вообще исчезнет из поля зрения, вернется на родину.

Обстоят ли в действительности дела так, что если гражданин третьей страны теряет работу, то он должен паковать чемодан и отправляться в посольство своей страны? Аннус говорит, что правило не настолько жесткое и предусматривает определенную гибкость.

"В соответствии с изменением Закона об иностранцах, долговременная виза иностранца или период его безвизового пребывания признается недействующим, если главной целью его пребывания в Эстонии была работа, а он стал безработным. Виза иностранца не признается недействующей моментально, ему дается разумное время для поиска новой работы или организации отъезда из Эстонии", — отмечает Аннус. Разумным временем можно при этом считать один месяц, хотя Департамент полиции и погранохраны рассматривает каждый случай отдельно.

Законодательная поправка касается всех иностранцев, имеющих кратковременную работу в Эстонии, вне зависимости от сферы деятельности. Защены те зарубежные работники, у которых есть постоянное или временное разрешение на жительство в Эстонии.


Кейлаская фирма совершила маленькое чудо

Эта самая тема с видом на жительство подробно освещалась в прессе, особенно в начале года. Сразу же, как только Департамент полиции и погранохраны открыл прием ходатайств на 2020 год, за несколько минут квота была исчерпана.

Поэтому можно сказать, что концерну Harmet, производящему модульные дома, просто повезло, или у него очень шустрые сотрудники. Сейчас там работает 141 украинец и проблем нет — у всех разрешение на жительство.

"Процесс получения разрешений сам по себе крайне сложный. Чтобы войти в квоту, наш отдел кадров провел много бессонных ночных часов", — поясняет начальник отдела персонала Марет Пулк. Получили виды на жительство на пять лет. Важно упомянуть, что работодатель должен платить иностранцу зарплату, которая по меньшей мере равна средней по Эстонии.

По словам Пулк, нехватка рабочей силы в их секторе очень велика, и ходатайства о видах на жительство для них — единственный спасательный круг. Она отмечает, что ситуацию усугубляет отъезд опытных и квалифицированных рабочих в Финляндию.

"Сделало ли что-то государство, какие меры или программы приняты для того, чтобы затормозить эту трудовую эмиграцию?" — спрашивает Пулк.


Иностранец создает для эстонца рабочее место

Руководитель Эстонской торгово-промышленной палаты Майт Пальтс рад, что недавним решением для зарубежной рабочей силы, связанной с сельским хозяйством, было сделано исключение, которое обеспечивает аграриев рабочими руками до 31 июля. С точки зрения продовольственной безопасности это было очень важно, но ведь и другие сектора нуждаются в таком же отношении.

Он привел в пример промышленность, где насчитывается 120 000 рабочих мест и которая дает стране свыше 70% нашей экспортной выручки. Произведенного в Эстонии товара экспортируется на 10,2 млрд евро, для сравнения: объем доходов госбюджета на 2020 год — 11,8 млрд.

"Проблемы с рабочей силой и нынешняя ситуация с иностранной рабочей силой отправят сектор в свободное падение. Если имеющиеся сейчас в стране квалифицированные рабочие будут вынуждены уехать, легко возникнет ситуация, когда находящиеся в работе проекты не будут закончены, их реализация затянется, что повлечет дополнительные расходы и штрафы от заказчиков. Но самая большая опасность для экономики и рабочих мест состоит в том, что предприятие должно будет закрыться или вывести производство из Эстонии", — предупреждает Пальтс.

Причем здешняя зарубежная рабочая сила — не низкооплачиваемые гастарбайтеры: в промышленности трудятся специалисты с зарплатой выше средней, рабочее место которых часто создает на предприятиях несколько рабочих мест для местных. "Все между собой связано, если одна шестеренка из системы выпадает, всё производство встанет", — говорит Пальтс.


Плановой экономики больше нет

Финн Паси Харттунен свободно говорит по-эстонски, он уже долгие годы работает в рекрутинговой компании Finesta Baltic. Фирма входит в сотню крупнейших налогоплательщиков Эстонии и оперирует почти 800 работниками. Среди них лишь единицы представляют третьи страны, но, тем не менее, Харттунен считает, что Эстония без иностранной рабочей силы больше не справится.

"Я бы сделал все, чтобы те, кто находится в стране легально и хорошо себя зарекомендовал, и дальше вносили свой трудовой свой вклад. Мы больше не живем в условиях плановой экономики, просто так нельзя двигать людей из одного места в другое", — говорит менеджер по подбору персонала и отмечает, что Финляндия уже завезла чартерными рейсами во время коронакризиса в страну 1500 украинских рабочих и, вероятно, привезет еще.

При этом эксперт отмечает, что дело даже не в идеологии капитализма или рыночной экономики. По его мнению, речь идет о демографии (люди едут туда, где их не хватает) и о том, что мир изменился: экономика стала больше основываться на профессионалах, просто так работника с одного места на другое не переставить. "Если сейчас у бармена нет работы, то и не нужно, чтобы он за день переквалифицировался в сварщика. Когда туризм вновь встанет на ноги, то я не хотел бы видеть за стойкой бара того же сварщика. Кадры подготавливаются годами. Я вырос на селе, но если сегодня приеду на ферму, то просто подниму руки. Мир изменился", — подчеркивает Харттунен.


Проблема совсем в другом

Финский эксперт по рынку труда видит связанную с иностранной рабочей силой проблему совсем в другом. В том, что в Эстонии никто не знает, насколько много работает здесь людей, у которых нет эстонского трудового договора. Это граждане третьих стран и даже Евросоюза, которые трудятся здесь как польские, латвийские, литовские (или какой-то другой страны) арендные рабочие. По словам Харттунена, таких тысячи, и они не платят в Эстонии ни цента налогов. И установленные правила по уровню зарплаты они соблюдать не должны.

"Этим никто сейчас не занимается, это никого не интересует. В нашей фирме у всех работников эстонский трудовой договор, человек знает, законы какой страны его касаются. Мне легче работать так, чем мухлевать. Зато сплю спокойно. Но есть много бизнесменов, которые завозят рабочую силу, например, с польскими трудовыми договорами", — указывает на узкое место нашего рынка труда Харттунен.

По его словам, у этой проблемы довольно простое решение. Нужно посмотреть на опыт Финляндии. Уже почти десять лет там принят закон, который касается ответственности заказчика, а вся налоговая информация предприятий находится в одном регистре. "Для этого нужно желание быть прозрачным, а сделать сверхпросто".

Эстония планирует решить проблему по-другому. Министерство внутренних дел инициировало поправку в Закон об иностранцах, которая должна исключить недобросовестные манипуляции с помощью дополнительных правил регистрации. Поправка находится в производстве Рийгикогу.


Чрезвычайное положение существенных изменений не принесло

По словам исполнительного директора рекрутинговой компании Brandem Мариэ Эварт, принятая поправка по иностранной рабочей силе коснется многих соискателей работы и многих предприятий.

Она отметила, что быстрый рост безработицы в Эстонии с 3,9% до 7,2% не дает оснований для каких-то серьезных выводов. Ведь в основном число безработных выросло за счет работников тех предприятий, которые оказались так сказать на передовой, особенно из сферы обслуживания. Обладающих специфическими знаниями и опытом специалистов и руководителей по-прежнему найти трудно.

"Не стоит надеяться, что нынешнее чрезвычайное положение повлияет на рынок труда таким образом, что заполнить вакансии на все должности будет легко", — говорит Эварт. Она добавляет, что если правительство вместо упрощений ограничивает доступность квалифицированной рабочей силы, то это окажет конкретное экономическое влияние.


Большая потеря в деньгах

Попробуем тему иностранной рабочей силы перевести в деньги. К счастью, в своей области это уже сделал Союз предпринимателей в сфере строительства. По данным Департамента статистики, в строительном секторе работает примерно 58 000 человек, из них в строительных компаниях — максимум 46 000. Из них непосредственно строительных рабочих около 30 000. По оценке союза, иностранных рабочих в среднем в любой период времени 4500, это 10-15%.

Годовой оборот в строительстве 3,2 млрд евро. Простые подсчеты показывают, что зарубежная рабочая сила дает из этой суммы 480 млн. В расчет нужно брать также и воздействие на другие сектора. Поэтому общее влияние на экономику Эстонии работающих в строительстве иностранцев может составлять около 600 млн евро в год. В виде налогов из этой суммы в государственный бюджет поступает 150 млн.

Союз признает, что временно объемы строительства сократились, но не за горами и фаза роста, когда работники вновь потребуются.

Поэтому предприниматели опасаются сейчас больше всего того, что привлечь сюда и удержать здесь иностранную рабочую силу будет труднее или просто невозможно. И когда чрезвычайное положение закончится и всем захочется роста, то взять будет некого.

Посмотрим, станут ли профессиональные училища или инженерное образование в силу кризиса необычайно популярными. Тогда в самом деле можно было бы надеяться, что мы сумеем большую часть вакансий заполнить сами.

Скриншот

Кстати, все актуальные новости от RusDelfi теперь и в Telegram: подписывайтесь и будьте в курсе событий страны и мира.

Еще больше новостей про коронавирус читайте ЗДЕСЬ.

Коронавирус SARS-CoV-2

  • Люди, которые подозревают у себя наличие коронавируса, должны позвонить на номер консультации семейных врачей 1220 (из-за рубежа +372 634 6630) или на созданный для вопросов по коронавирусу кризисный номер 1247. В случае необходимости, нужно воспользоваться номером экстренной помощи 112.
  • Симптомы COVID-19 схожи с симптомами гриппа. Вирус может вызвать кашель, жар и затруднение дыхания. Лучшая защита от распространения заболевания - мыть руки и избегать контакта с людьми.
  • Подробнее о коронавирусе и действующих ограничениях читайте на специальном правительственном портале kriis.ee!
  • Приложение HOIA даст знать, если вы находились в тесном контакте с носителем коронавируса. Узнайте подробности!